Венгрия'97: Синдзи Накано

Старт Гран При Венгрии 1997 года
Гонка #608: 10 августа 1997 года. Гран При Венгрии. Хунгароринг
Поул Михаэль Шумахер (Ferrari F310B) - 1.14,672 (191,300 км/ч)
Лучший круг Хайнц-Харальд Френтцен (Williams FW19) - 1.18,372 (182,269 км/ч)
Победитель Жак Вильнев (Williams FW19) - 1:45.47,149 (173,295 км/ч)

Японцы редко придумывают велосипеды. Куда большего мастерства они достигли в постепенном доведении до ума идей, уже опробованных до них. Вот и шинная компания Bridgestone, придя в 1997 году в Формулу 1, поначалу заключила контракты с несколькими командами средней руки, и начала прилежно учиться у конкурентов из Goodyear, чтобы уже в скором времени сбросить их с вершины подиума.

Поначалу лишь Оливье Панису из Ligier удавалось добиваться на японских шинах хороших результатов, да и это было в большей степени заслугой самого пилота и французского шасси. Но в Канаде гонщик угодил в серьезную аварию и выбыл из строя. Один раз блеснул на Bridgestone и Рубенс Баррикелло, но делать это на постоянной основе бразильцу мешали постоянные поломки его Stewart.

И лишь раз в том сезоне картина была прямо противоположной. На пыльном и кочковатом асфальте венгерского Хунгароринга в условиях невероятной августовской жары американские шины Goodyear работали так плохо, что это едва не привело к сенсации, каких Формула 1 не знала уже много лет.

Квалификация принесла места в первом ряду двум соискателям титула - Михаэлю Шумахеру из Ferrari и гонщику Williams Жаку Вильневу. Это было в порядке вещей - чего никак нельзя сказать о третьей стартовой позиции Дэймона Хилла. Британский чемпион мира выступал за команду Arrows, в составе которой за десять первых гонок смог набрать всего одно очко!

Зато его машина была обута в шины Bridgestone. Вильнева Дэймон опередил ещё на стартовой прямой, а спустя десять кругов оставил позади и Шумахера. И это на трассе, где обгонять невозможно по определению, вдобавок имея на 30-40 лошадиных сил меньше. Но в тот день у Ferrari буквально все валилось из рук. Пилотам пришлось останавливаться в боксах по три раза, но новые шины сохраняли кондиции в лучшем случае пять кругов...

Arrows Дэймона Хилла опережает Ferrari Михаэля Шумахера

У Williams дела шли получше, и Вильнев начал нагонять лидера. Следом, причем ещё быстрее, двигался напарник канадца Хайнц-Харальд Френтцен. Он и вовсе стартовал на жестком составе Goodyear и планировал двигаться к финишу с единственной остановкой. И когда на трети дистанции Хилл и Вильнев поехали в боксы, немец вышел вперед и помчался, наращивая скорость.

Казалось, победа у Хайнца-Харальда практически в кармане. Машина была совершенно исправна, а соперники остались далеко позади, но не так-то все было просто. На Williams отломилась крохотная деталь - запорный язычок заправочной горловины. Такого не было больше ни разу - ни до, ни после. Ни у Williams, ни у других команд. Но даже столь крохотного дефекта хватило, чтобы перечеркнуть все усилия Френтцена - на торможениях бензин проливался в отверстие от язычка и тут же вспыхивал, а дозаправить машину было невозможно, так как лючок больше не открывался...

В лидеры вновь вышел Хилл. Вильнев больше не догонял британца - поскольку вынужден был бросить все силы на защиту от атак Дэвида Култхарда. Шотландец не имел в этом споре решающего преимущества, но и просто так сдаваться тоже не собирался. Вдобавок пилоты, отстающие на круг, стали охотнее пропускать Дэймона - поначалу они просто не могли поверить, что Arrows действительно лидирует в гонке.

Ближе к финишу Хилл довел свой отрыв от преследователей до полуминуты и продолжал наращивать его с каждым кругом. Для команды Тома Уокиншоу, мотористов Yamaha и шинников Bridgestone на глазах превращался из несбыточной мечты в реальность дебютный успех в Формуле 1.

Култхард к этому времени уже сошел из-за отказа электросистемы, но Вильнев все равно не имел шансов догнать лидера. Тем более, что по большому счету Жака все устраивало - его главный соперник, Шумахер, остался далеко позади и с трудом отбивал атаки пилотов, которых прежде и за соперников не считал.

Дэймон Хилл, Жак Вильнёв и Джонни Херберт на подиуме Хунгароринга

Но за два круга до финиша благодушие на командном мостике и в боксах Arrows сменилось отчаянием. Из-за поломки вышел из строя привод акселератора, машина Хилла практически перестала разгоняться. В такой ситуации задел, созданный Дэймоном, оказался недостаточным, чтобы спасти победу. На последнем круге Вильнев по траве пролетел мимо бывшего напарника и первым добрался до клетчатого флага.

Полный отчаяния Хилл закончил гонку вторым - гонщик прекрасно понимал, что ещё одного шанса в том сезоне у него уже не будет. Так и вышло - на быстрых трассах бал вновь стал править Goodyear, и спор за победы вели уже совсем другие гонщики...

Интересно...
Когда после гонки механики Arrows стали разбираться, что же именно лишило их пилота возможности поднятья на вершину подиума, выяснилось, что все дело в обычной шайбе. Как оказалось, цена победы в тот день составила 50 пенсов...

Синдзи Накано

Синдзи Накано

Ещё одним героем венгерского этапа стал пилот Ligier Синдзи Накано. Японец финишировал шестым, опередив не только своего напарника Ярно Трулли, но и обоих гонщиков Benetton и еще нескольких соперников. Отметим, что его машина также была обута в шины Bridgestone.

Сын пилота-любителя из Осаки Цунехару Накано родился 1 апреля. Мальчишка рано оказался за рулем карта и вскоре стал одерживать победы. Чтобы не повторять ошибки сверстников, юного Синдзи было решено отправить в Европу пораньше - и в первом же сезоне он выиграл этап Формулы Opel Lotus.

Однако закрепиться в Старом свете оказалось непросто, и через некоторое время гонщик вернулся. В Японии он успешно выступал в Ф3 и Ф3000, тестировал машину для команды Dome, которая в середине 90-х всерьез готовилась дебютировать в Формуле 1.

Эти планы так никогда и не стали реальностью, но гонщик в Большие Призы все же попал, не без помощи земляков-мотористов из компании Mugen-Honda. В 1997-м Накано стал пилотом Prost - первый сезон принёс два шестых и два седьмых места, и хотя в большинстве случаев японец всё же уступал напарникам-европейцам, 12-е место на стартовом поле Гран При Франции характеризует Шинджи с лучшей стороны.

Первые очки Синдзи заработал за шестое место на Гран При Канады 1997 года

В следующем сезоне он смог заполучить лишь место в Minardi, самой слабой команде Ф1. Так что ни еще четыре финиша в десятке лучших, ни заметное превосходство над новым партнером, молодым аргентинцем Туэро, уже не могли спасти гоночную репутацию пилота. Из Minardi можно пробиться наверх, только будучи Фернандо Алонсо или Ярно Трулли.

Ну а Накано уехал в Америку, где выступал долго и неплохо (его лучшим результатом стало четвертое место в гонке ChampCar в Торонто). А в середине десятилетия еще раз сменил спецификацию, перейдя в соревнования на выносливость. Между прочим, японец стал первым представителем своей страны, принявшим участие в Гран При Монако, "500 милях Индианаполиса" и "24 часах Ле-Мана".

Сейчас экс-пилот очень популярен на родине. Он не только периодически выходит на старт, но и ведет репортажи на телевидении, пишет статьи для журналов, и даже преподает в школе для молодых гонщиков.

Мир моторов в 1997-м: Renault Scénic

Renault Scénic — компактный минивэн, производство которого началось в 1996-м, тогда же новая модель была признана «Автомобилем года». Надо отметить, что это был первый минивэн в истории конкурса, удостоенный столь престижного титула.

В основе модели лежал концепт-кар, созданный под руководством француженки Анн Асенсьо, в начале 90-х работавшей дизайнером компании Renault. Построен Scénic был на платформе хэтчбека Mégane и в нем широко использовались узлы и агрегаты этой машины, ее подвеска и двигатели. Можно было выбрать подходящий из трех бензиновых (1,4 л., 1,6 л. и 1,8 л.) и одного дизельного мотора (1,9 л).

Renault Scenic

Расчитан Scénic был на потребителей, желавших получить практичный многоцелевой семейный автомобиль, который бы стоил дешевле, чем большой минивэн Renault Espace. Маркетологи не ошиблись — машину ждал настоящий успех. Просчитались они в одном: в Renault полагали, что Scénic — нишевая модель, и предполагали, что ее ежедневный выпуск составит максимум 450 автомобилей. В итоге мощности завода Renault в городе Дуэ пришлось увеличивать, за сутки в период пика популярности Scénic с конвейеров сходило до 2500 минивэнов.

В Renault, да и вообще во Франции бытует мнение, что именно Scénic положила начало новому классу автомобилей, однако это не вполне корректно. Еще с начала 80-х в Японии выпускались такие модели как Nissan Prairie и Honda Shuttle, по всем родовым признакам относящиеся к категории компактных минивэнов.

В 1999-м Scénic претерпел легкий рестайлинг, в гамме двигателей произошло обновление — появились более современные 16-клапанные моторы. Годом позже началось производство любопытной полноприводной модели Scénic RX4: кузов остался прежним, но клиренс машины был заметно увеличен, и оснащалась она полноприводной трансмиссией, разработанной специалистами австрийской фирмы Steyr Puch. Разумеется, передняя подвеска была усилена, а задняя полностью переделана. Поскольку в компоновку задней части были внесены серьезные изменения, то в багажном отсеке не осталось места для запасного колеса — его теперь, как на «взрослых» внедорожниках, подвешивали к пятой двери кузова.

Впрочем, особого коммерческого успеха новинка не имела: Scénic RX4 продержалась на конвейере только три года и в 2003-м её производство было прекращено.

Но традиционный Scenic остается в гамме моделей Renault и по сей день, и в мае 2009-го начался выпуск третьего поколения таких минивэнов.

Проект F1News.Ru. Текст: Александр Кабановский. Мир моторов: Андрей Лось


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости