Италия'96: Паоло Мартинелли

Квинтэссенция Гран При Италии 1996 года - победитель гонки Михаэль Шумахер и скачущие по трассе шины

Италия'96: Паоло Мартинелли

Гонка #595: 8 сентября 1996 года. Гран При Италии. Монца
Поул

Деймон Хилл (Williams FW18) - 1.24,204 (246,686 км/ч)

Лучший круг Михаэль Шумахер (Ferrari F310) - 1.26,110 (241,226 км/ч)
Победитель

Михаэль Шумахер (Ferrari F310) - 1:17.43,632 (236,034 км/ч)

После того, как в августе 1995 года формульный мир был буквально взорван заявлением о переходе Михаэля Шумахера в Ferrari, судьба титулов следующего сезона оказалась фактически предопределена. Немцу ещё только предстояло – вместе с Жаном Тодтом – превратить переживающую сложные времена Скудерию в непобедимую алую армаду, тогда как пришедшие на его место в Benetton Жан Алези с Герхардом Бергером не сумели поддержать команду на прежнем уровне, и впервые с 1988 года она осталась без побед.

Такая ситуация однозначно играла на руку Williams, где Деймон Хилл и его новый напарник Жак Вильнев фактически без серьезного сопротивления коллекционировали победы, потому к тому моменту, когда в начале сентября Формула 1 приехала в Монцу, обладатель Кубка конструкторов уже определился, а на титул в личном зачете осталось лишь двое претендентов. По итогам квалификации они расположились на первом ряду – Деймон завоевал поул, Жак остался вторым.

Однако британец и канадец настолько внимательно следили друг за другом на пути к первому повороту, что умудрились пропустить атакующий выпад Жана Алези, который каким-то невероятным образом "выстрелил" с шестой позиции на решетке так, что в послестартовый поворот вошел раньше всех!

Ну а потом борьба пилотов на какое-то время отошла на второй план. На первом же оказались шины. Но не слики Goodyear, что были установлены на машинах всех гонщиков, а те покрышки без роду и племени, что по решению директора гонки, отставного контр-адмирала Роджера Лейн-Нотта, утром в воскресенье разместили во избежание срезок на апексах каждой из множества "эсок". Гонщики фактически не имели возможности освоиться с этим нововведением, вдобавок, новые ограничители оказались скверно закреплены.

К чему все это привело – догадаться несложно. Стоило кому-то задеть шины, как они разлетались по трассе, рискуя повредить другим пилотам антикрыло или подвеску. Именно по этой причине уже к началу шестого круга из первой шестёрки гонщиков шансы на победу сохранили лишь двое – Алези и Шумахер! Все же остальные или вынуждены были ехать в боксы для внепланового пит-стопа, или вовсе сошли.

Особенно обидно было Хиллу – он почти сразу вернул себе лидерство в гонке и помчался в отрыв, но задел пресловутые шины, Williams закрутило, и мотор заглох. Выбравшись из кокпита, Деймон с трудом сдерживал захлестнувшие эмоции...

Тем временем, к восторгу трибун, после пит-стопа в лидеры вышел пилот Ferrari. Шумахер отправился в боксы позже главного соперника, а умелые действия механиков позволили ему вернуться на трассу впереди Алези. Но радость на трибунах вскоре сменилась напряженной тишиной. Другой гонщик Скудерии, Эдди Ирвайн, уверенно занимал третье место, когда по касательной задел пресловутые баллоны – и вынужден был припарковаться с развороченной подвеской. А за 13 кругов до финиша такую же ошибку допустил и лидер гонки...

Все понимали, что алая машина Шумахера движется к финишу фактически на честном слове - и рычаги могут не выдержать в любой момент. Но Аутодромо Национале недаром называют "Монца ля маджика", и в этот раз магия легендарной трассы позволила Михаэлю первым добраться до клетчатого флага.

Алези после столь многообещающего начала финишировал только вторым, а на третье место пробился Мика Хаккинен, которого необходимость менять на первых кругах поврежденный носовой обтекатель отбросила в конец второго десятка.

Интересно...
Контр-адмирал Роджер Лейн-Нотт проработал в FIA всего один сезон. Старый вояка любил гонки, но еще большее уважение испытывал к строжайшей дисциплине. Паддок не разделил его взглядов и методов, и по окончании дебютного года в составе Федерации ветерана фолклендской войны и бывшего начальника подводного флота НАТО в восточной Атлантике тихо спровадили на почётную, но ничего по сути не значащую должность...

Паоло Мартинелли

Паоло Мартинелли

Многие годы на машинах Ferrari использовались исключительно 12-цилиндровые моторы. Сезон 1996 года команда впервые встретила с V-образными "десятками" – предками тех самых двигателей, что в скором будущем принесут в Маранелло добрую дюжину титулов. Решение о переходе на V10 принимал инженер Паоло Мартинелли.

Он родился осенью 1952-го в Модене, и всю свою жизнь был связан с маркой, чьим гербом является вставший на дыбы жеребец. Ещё в школьные годы, прогуливаясь мимо знаменитой проходной, Паоло мечтал в один прекрасный день оказаться внутри – и диплом университета Болоньи, полученный в 1978 году, позволил ему это сделать. Начав с самой базовой должности в отделе по разработке двигателей для серийных машин, за полтора десятилетия итальянец стал одним из ведущих специалистов Ferrari.

В 1994 году Жан Тодт, возглавивший гоночную команду из Маранелло, пригласил Паоло использовать накопленный опыт на благо Формулы 1. Перед инженером поставили простой, но в то же время невероятно сложный вопрос - на какой двигатель делать ставку в долгосрочной перспективе: V8, V10 или V12?

"Восьмерки" были хорошо освоены на различных "гражданских" и спортивных Ferrari, а 12-цилиндровые агрегаты стали синонимом Ferrari в Формуле 1. V10 использовали почти все соперники, но в Маранелло с такими моторами дела почти не имели. Мартинелли выбрал трёх толковых специалистов, поручил каждому собрать небольшую группу и возглавить одно из направлений, а сам осуществлял контроль и сравнивал полученные данные.

От того, что он выберет, зависели результаты Скудерии на много лет вперед. V12 имел немало плюсов, но Паоло все же выбрал V10 - как потенциально более надёжный и имеющий больший ресурс для модернизации. Этот шаг оказался верным – уже через несколько лет болельщики забыли, что такое поломка мотора Ferrari, а затем на команду обрушился град побед и титулов.

Мартинелли на подиуме Гран При Германии 2006 года

Мартинелли не почивал на лаврах, и постоянно работал над улучшением характеристик, снижением веса и еще большим повышением надёжности своих моторов. Не раз именно эти качества в итоге склоняли чашу весов в пользу Михаэля Шумахера и алой команды. В 2006-м Паоло покинул свой пост, заняв хорошую должность в компании FIAT. Совпадение это или нет – но той же осенью немецкий пилот лишился возможности завоевать восьмой титул из-за отказа мотора на Гран При Японии...

Проект F1News.Ru. Текст: Александр Кабановский


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости