Австрия'98: Трасса в Шпильберге

Мика Хаккинен и Дэвид Култхард на подиуме Гран При Австрии 1998 года
Гонка #624: 26 июля 1998 года. Гран При Австрии
Поул Джанкарло Физикелла (Benetton B198) - 1.29,598 (173,535 км/ч)
Лучший круг Дэвид Култхард (McLaren MP4/13) - 1.12,878 (213,348 км/ч)
Победитель Мика Хаккинен (McLaren MP4/13) - 1:30.44,086 (202,777 км/ч)

На Гран При Австрии 1998 года участников Формулы 1 ждала первая за четыре года дождевая квалификация. По ходу субботней сессии почти все пилоты допускали ошибки, ну а решающими стали последние минуты, когда асфальт альпийского кольца начал стремительно подсыхать. Жан Алези на Sauber был близок к тому, чтобы стать автором сенсации: его результат оставался лучшим, когда время сессии уже вышло, но другие гонщики ещё находились на финальном быстром круге. Они один за другим накатывали на линию финиша, а результат Алези упорно оставался на первой строчке.

И в тот момент, когда в команде Петера Заубера уже готовы были ликовать по случаю первого в истории поула, из финального поворота показалась самая последняя машина. Это был Benetton Джанкарло Физикеллы. Итальянцу удалось-таки огорчить персонал Sauber, открыв счет собственным квалификационным победам.

Однако в воскресенье погода выдалась солнечной, и всем было понятно, что спор за право подняться на вершину подиума поведут совсем другие пилоты – и, прежде всего, расположившиеся на втором стартовом ряду Мика Хаккинен на McLaren и пилот Ferrari Михаэль Шумахер. И действительно – как ни старались Алези с Физикеллой, первый круг лидерами закончили именно финн и немец.

Авария во втором повороте отбросила Дэвида Култхарда далеко назад

И в первом, и во втором повороте А1-Ринга произошли аварии с несколькими участниками, потому судьи выпустили машину безопасности, а после рестарта Мика и Михаэль продолжили борьбу. В баках Ferrari было меньше топлива – её пилот планировал провести гонку с двумя пит-стопами, и потому атаковал. Но машина McLaren, созданная Эдрианом Ньюи, была весьма эффективна сама по себе, да вдобавок ещё и оснащалась мощным мотором Mercedes, потому умело оборонявшийся Хаккинен оставался лидером.

Поединок нервов в итоге завершился в пользу финна – Михаэль после очередной атаки едва не улетел с трассы, пропустив вперед Физикеллу. Довольно быстро, впрочем, он сломил сопротивление итальянца и вновь бросился в погоню за лидером. Но шины на Ferrari к тому моменту были уже порядком изношены, и в борьбе за сотые Михаэль допустил ещё одну ошибку. На этот раз последствия оказались более серьезными: алая машина, проскакав по ухабистой обочине, лишилась переднего крыла.

В какой-то момент показалось, что Михаэлю Шумахеру все же удастся выйти в лидеры - но Мика Хаккинен выстоял

Острота борьбы за лидерство резко снизилась. Хаккинену достаточно было без приключений добраться до финиша, а зрителей теперь интересовали два новых вопроса: кто составит пилоту McLaren компанию на подиуме, и как высоко сможет в итоге финишировать Шумахер, отставший в итоге почти на круг.

Количество претендентов на призовой финиш сокращалось по ходу дистанции. Отлично начавший гонку Рубенс Баррикелло сошел из-за отказа тормозов своего Stewart, герои субботы Алези и Физикелла в итоге столкнулись между собой, а Хайнц-Харальд Френтцен из Williams выбыл из борьбы, на время спрятав от зрителей часть трассы в густой дымовой пелене после взрыва мотора.

Так и вышло, что вторым австрийскую гонку закончил Дэвид Култхард. Он стартовал только 14-м и угодил в одну из аварий на первом круге, но после пит-стопа смог продолжить борьбу, пробиться наверх и принести команде Рона Денниса победный дубль. Третьим долгое время держался гонщик Ferrari Эдди Ирвайн, но когда на финальном отрезке его напарник оказался четвёртым, у североирландца «вдруг» обнаружились проблемы с тормозами, из-за которых он замедлился ровно настолько, что Михаэль смог-таки подняться на нижнюю ступеньку пьедестала.

Интересно...
С Гран При Европы, последнего этапа 1997 года и до Гран При Японии, последнего этапа 2002 года, Дэвид Култхард всякий раз оказывался по итогам квалификации в десятке сильнейших, завоевав за это время семь поулов. Единственное исключение из этого правила имело место как раз в Шпильберге в 1998-м – да и то лишь из-за капризов погоды.

Трасса в Шпильберге

Гонка со множеством обгонов и пилотских ошибок вновь подтвердила славу австрийского А1-Ринга, как одной из самых интересных трасс сезона. История этого автодрома, расположенного в живописных предгорьях Штирии, началась в 1970 году – и что-то подсказывает, что в его отношениях с Формулой 1 ещё рано ставить точку.

Долгое время в Австрии не было стационарных трасс международного уровня. С конца 50-х всевозможные гонки проходили на лётном поле и рулёжных дорожках военного аэродрома в городе Цельтвег. Однако спортсмены явно недолюбливали автодром за скучную конфигурацию и кочковатый асфальт. Лишь с появлением в Формуле 1 местной звезды Йохена Риндта решено было построить стационарный гоночный комплекс.

С выбором места мудрить не стали – автодром возвели буквально через дорогу от прежней арены, между Цельтвегом и соседним Книттельфельдом. Его назвали Остеррайхрингом, «Австрийским кольцом». Пилоты мгновенно влюбились в новую трассу. Помимо невероятно красивых альпийских панорам они получили «трёхмерную» конфигурацию с интересным сочетанием быстрых поворотов. Шутка ли – по ходу круга использовались лишь три высшие ступени в коробке передач!

Остеррайхринг в исходной конфигурации

Первый Гран При Остеррайхринг принял в 1970-м. Многочисленные болельщики рассчитывали увидеть победу Риндта, но пилот Lotus сошел из-за поломки мотора, а сильнейшим стал Жаки Икс из Ferrari. Увы, спустя всего несколько недель Йохен погиб в Монце, но уже в 1971-м в Формуле 1 появился другой австриец, Ники Лауда.

К 1974-му он уже выступал за Ferrari, однако отличиться в домашней гонке ему долгое время не удавалось. Напротив, в Штирии на вершину подиума поднимались пилоты, которых никто не считал фаворитами. В 1975-м в первый и единственный раз в жизни выиграл Витторио Брамбилла на March, затем единственную победу команде Penske принес бородач Джон Уотсон, а после этого всех опередил Алан Джонс на Shadow. К этой же группе можно отнести и успех Элио де Анжелиса в 1982-м: итальянец, до того никогда не поднимавшийся даже на подиум, выиграл на «трассе моторов» за рулем безнаддувного Lotus.

В остальное же время победителями становились более «традиционные» пилоты. Правда, отличиться в Австрии более трех раз никому не удалось. Рекордсменом к 1986 году стал Ален Прост. Интересно, что даже француз, известный своей нелюбовью к риску, отзывался об Остеррайхринге в восхищенных выражениях – не забывая, правда, добавить, что зоны безопасности всё же стоило бы сделать побольше.

Авария Arrows Йохена Масса на Гран При Австрии 1980 года

С этим вопросом на альпийской трассе и впрямь не все было ладно. Узкая стартовая прямая – шириной всего-то девять метров – часто становилась причиной массовых аварий. На некоторых участках деревья подступали почти вплотную к асфальту, а высокие скорости и «слепые» участки ещё больше осложняли положение. Надо признать, что смертельная авария за всю историю трассы имела место всего однажды. На тренировке перед Гран При 1975 года американец Марк Донохью из-за лопнувшей шины вылетел с трассы и врезался в судейский пост, убив находившегося там человека. Сам пилот тоже получил повреждения, несовместимые с жизнью - в результате удара головой о нижнюю часть временного рекламного щита.

Нельзя сказать, что владельцы трассы ничего не делали – скажем, в 1977 году в первом повороте появилась замедляющая «эска» – но на ряде участков просто не было достаточного пространства, чтобы обеспечить безопасность по стандартам середины 80-х. А ведь средняя скорость круга уже перевалила за 250 км/ч.

Стартовый завал 1987 года положил конец использованию Остеррайхринга

Гонка 1987 года подвела черту под историей Остеррайхринга. Сначала, ещё по ходу предварительных сессий, перед McLaren Стефана Йоханссона на трассу выскочил олень, что едва не привело к гибели пилота. А потом старт удалось дать лишь с третьей попытки, так как две первых приводили к авариям. Вдобавок, место в середине августа, который традиционно занимал в календаре Гран При Австрии, очень приглянулось организаторам этапа из соседней Венгрии, которые готовы были щедро платить. Для Берни Экклстоуна это обстоятельство стало решающим…

Таким образом, у Герхарда Бергера, сменившего Лауду на посту главной национальной гоночной звезды, просто не было возможности блеснуть перед земляками в лучшую для себя пору на стыке 80-х и 90-х. Однако ситуация вновь изменилась в 1995-м, когда на деньги телекоммуникационной компании A1 начались работы по реконструкции старого автодрома. Наконец-то остался в прошлом тесный паддок, иным стал и характер кольца.

Взяв часть прежних участков, их дополнили новыми. Теперь отличительной чертой трассы, получившей имя А1-Ринг, стали медленные повороты после длинных прямых. В реалиях середины 90-х это было толковым решением, позволившим заметно повысить количество обгонов и острых моментов. Поскольку соинвестором работ выступили власти небольшого городка Шпильберг, расположенного у самого автодрома, теперь гонка была формально «прописана» именно там.

В 2003 году Михаэль Шумахер стал последним победителем Гран При Австрии, несмотря на пожар в боксах

Гран При вернулся в календарь Ф1 в 1997-м, когда выиграл Жак Вильнев на Williams. Затем в богатой на события гонке сильнейшим стал Мика Хаккинен, а в 1999-м финн столкнулся с напарником по McLaren Дэвидом Култхардом уже во втором повороте, и победу одержал гонщик Ferrari Эдди Ирвайн.

Но куда больше запомнилась австрийская гонка 2002 года. Сначала – серьезной аварией с участием Такумы Сато и Ника Хайдфельда, после которой японца отправили в госпиталь, ну а потом – слезами Рубенса Баррикелло, который заслужил в тот день победу, но на последних метрах по приказу команды отдал её Михаэлю Шумахеру.

И хотя австрийская трасса была тут явно ни при чем, те события не лучшим образом отразились на имидже организаторов Гран При. Годом позже они понесли серьезные финансовые убытки – и контракт с FOM был расторгнут до срока истечения.

А1-Ринг здравствует и поныне, принимая всевозможные гонки

Тут бы, казалось, и сказочке конец, но на сцене появился Дитрих Матешиц. Магнат, сделавший состояние на торговле энергетическими напитками, выкупил автодром, оплатил реконструкцию комплекса боксов – и под именем Red Bull Ринг вернул к жизни. При этом конфигурация кольца практически не претерпела изменений. В 2011 году в Австрию приезжали Формула 2 и первенство DTM, а в 2014-м вернулась и Формула 1.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости