Франция'92: Эрик Комас

Риккардо Патрезе лидирует на старте Гран При Франции 1992 года
Гонка #524: 5 июля 1992 года. Гран При Франции
Поул Найджел Мэнселл (Williams FW14B) - 1.13,864 (207,137 км/ч)
Лучший круг Найджел Мэнселл (Williams FW14B) - 1.17,070 (198,520 км/ч)
Победитель Найджел Мэнселл (Williams FW14B) - 1:38.08,459 (179,282 км/ч)

За годы выступлений в Формуле 1 Найджел Мэнселл не раз получал в своё распоряжение самую быструю машину в пелетоне. Случалось и так, что британец с гонщицкой точки зрения превосходил своего напарника – но лишь в 1992 году оба эти фактора совпали. С первых же Гран При пилот Williams начал коллекционировать победы: его серия из пяти гонок, выигранных подряд на старте чемпионата, является непревзойденной до сих пор. Но затем Найджел допустил осечки в Монако и Канаде – они не сказались на его уверенном лидерстве в чемпионате, но Мэнселл уже такое количество раз упускал титул, что на восьмой этап сезона во французский Маньи-Кур приехал с единственной задачей – выиграть.

Уже после квалификации стало ясно, что остановить Найджела едва ли реально: он проехал быстрее всех, а показавший третье время Айртон Сенна проиграл результату поула без малого полторы секунды! Правда, оставался ещё Риккардо Патрезе, но ветеран из Williams явно оставил свои лучшие годы позади и ни разу во всех прошедших гонках сезона не смог опередить напарника.

В воскресенье погода в центральной Франции выдалась переменчивой. Незадолго до старта прошел небольшой дождь, но было понятно, что это лишь прелюдия к чему-то более серьезному. Пилоты сорвались с места – и Мэнселл, неожиданно, обнаружил себя лишь на второй позиции. Патрезе вышел вперед и уступать не собирался. Тем временем в шпильке Adelaide на первом круге произошло сразу несколько аварий, в частности, Михаэль Шумахер ошибся и протаранил сзади машину Айртона Сенны. Позже бразилец решил отчитать за это молодого немецкого пилота, но наткнулся в боксах Benetton на крайне неприветливый прием.

Столкновение Михаэля Шумахера и Айртона Сенны в дебюте Гран При Франции 1992 года

После того, как очень быстро сошел из-за поломки и гонщик McLaren Герхард Бергер, стало окончательно ясно, что имя победителя будет названо в споре напарников по Williams – в гонке попросту не осталось тех, кто хотя бы теоретически мог вмешаться в спор Найджела и Риккардо. Между тем, итальянец продолжал лидировать, пресекая любые попытки обогнать его. Мэнселл понемногу начинал терять терпение…

Кто знает, чем бы всё закончилось – но тут грянул ливень, да такой сильный, что гонку тут же остановили красными флагами. Когда непогода отступила, машины вторично выстроились на стартовой прямой – было объявлено, что итоговые позиции будут определены по сумме двух отрезков. Два Williams, разумеется, вновь оказались на первом ряду – и Патрезе сохранил лидерство. Атака в «шпильке», казалось, позволила Мэнселлу потеснить неуступчивого итальянца, но тот мгновенно провел ответный манёвр – и вновь возглавил пелотон. Зрители с интересом следили за развитием событий.

Борьба Риккардо Патрезе (№6) и Найджела Мэнселла на Гран При Франции 1992 года

Однако в паузе между двумя часами гонки руководители Williams, не меньше своего британского пилота заинтересованные в обретении титула, внимательно растолковали Риккардо, кто из гонщиков команды располагает каким статусом. Потому, едва закончив первый круг, тот демонстративно поднял руку вверх и снял ногу с педали акселератора. Машина Найджела промчалась мимо – и интрига гонки мгновенно иссякла.

Вместе с двумя гонщиками Фрэнка Уильямса на подиум в Маньи-Куре поднялся представитель Benetton Мартин Брандл. Для британца, который дебютировал в Ф1 ещё в 1984 году, это был первый призовой кубок, завоеванный в чемпионате мира. Его мог, наверное, потеснить с пьедьестала Жан Алези, который под вновь начавшимся дождем мужественно оставался на сликах, но на Ferrari француза отказал мотор...

Интересно...
Накануне Гран При Франции все дороги страны оказались блокированы многотонными тягачами: профсоюз водителей-дальнобойщиков вывел своих членов на масштабную забастовку. Из-за этого добираться до Маньи-Кура грузовикам команд пришлось по небольшим местным дорожкам. Не все успели приехать вовремя, и итальянская Andrea Moda и вовсе вынуждена была пропустить этап!

Эрик Комас

Эрик Комас

Пятым, показав лучший результат в карьере, французскую гонку закончил пилот Ligier Эрик Комас. Его карьера началась с череды громких успехов, однако стечение обстоятельств – не в первый, и далеко не в последний раз в истории Формулы 1 – помешало талантливому гонщику стать звездой первой величины.

Он всегда был быстр. Об этом говорили с момента завоевания чемпионского титула в национальных соревнованиях по картингу и до победы в Формуле 3000, открывшей Эрику дорогу в Большие Призы. Четыре чемпионских титула за пять лет, один из которых был завоеван на 400-сильной «кузовной» машине, свидетельствовали о его несомненном даровании. В 1989-м Комас набрал в Ф3000 столько же очков, сколько и Жан Алези, но уступил звание сильнейшего по числу побед – чтобы убедительно переиграть всех соперников годом позже.

При поддержке Elf он заключил двухлетний контракт с Ligier. Изначально было известно, что в 1991 году рассчитывать на серьезные успехи не приходится из-за моторов Lamborghini. Но Эрик смог выучить трассы и освоиться в паддоке, а запомнился восьмым местом в Канаде и серьезной аварией в Хоккенхайме, когда его машина разломилась надвое и вспыхнула.

Авария Эрика Комаса на Гран При Германии 1991 года

Годом позже на Ligier уже стояли двигатели Renault – почти такие же, что и у главных фаворитов сезона из Williams. Результаты пошли в гору. Регулярно пробиваясь на старт, Комас первую же гонку закончил седьмым, в Канаде открыл счет очкам, а в домашнем Маньи-Куре и вовсе финишировал пятым. К этому списку можно добавить седьмое место на старте в Германии и 11-ю позицию в общем зачете по итогам года.

Казалось бы – карьера набирает обороты. Однако сохранить место в команде гонщику не удалось. Жан Алези уже прочно завоевал место главной французской звезды Ф1, и именно его, прежде всего, хотели поддерживать спонсоры. Вдобавок, Эрик не сошелся характерами со своим напарником Тьерри Бутсеном – и вместо того, чтобы перенимать опыт у победителя нескольких Гран При, предпочитал вовсе с ним не общаться. В итоге из Ligier вылетели оба.

Все, что удалось Комасу – найти себе место в Larrousse. Это был уже совсем иной уровень, но гонщику все равно удавалось регулярно пробиваться в первую десятку, а порой даже зарабатывать очки. Но в Формуле 1, как известно, нужно постоянно быть на виду – в противном случае звездный блеск начинает быстро утрачивать свою яркость. Эрику прыгнуть выше головы не позволяла машина, хотя он уверенно переигрывал своих напарников и порой пробивался в зачетную шестерку из третьего стартового десятка.

На Гран При Сан-Марино 1994 года, когда судьи вывесили красные флаги из-за аварии Айртона Сенны, по чьему-то случайному недосмотру выезд на трассу из боксов все еще оставался открытым. И Комас, машину которого как раз закончили ремонтировать, промчался по пит-лейн и устремился в поворот Tamburello. Там он увидел стоящий поперек трассы вертолет – и в следующие полчаса, сидя в кокпите, мог лишь наблюдать, как спасатели пытаются вдохнуть жизнь в получившего тяжелейшие травмы Волшебника.

Всего за полтора года до этого Сенна спас Эрика от смерти: француз ошибся на квалификации в Спа и врезался в ограждение. На какое-то время он потерял сознание, но правая нога продолжала давить на акселератор, что грозило неминуемым отказом мотора и – почти наверняка – пожаром. Айртон ехал мимо, остановил свой McLaren, выбрался из кокпита и первым подбежал к покорёженной Ligier. Он обесточил машину, и это позволило избежать серьезных неприятностей.

Теперь, в Имоле, Комас был не в силах хоть что-то предпринять во спасение Айртона. Не вызывает сомнений, что этот эпизод стал для него тяжелой психологической травмой. Гонщик довел чемпионат до конца, завоевав очко за шестое место в Хоккенхайме – но оно стало последним как в карьере пилота, так и в истории Larrousse. Команда прекратила свое существование, и найти новую Эрику так и не удалось.

Эрик Комас тестирует машину DAMS. На трассы Ф1 она так и не вышла.

Какое-то время он работал в проекте DAMS и даже позировал за рулем машины, но дебют французского проекта в Ф1 так и не состоялся. Комас уехал в Японию, где стал заводским пилотом Nissan. Это не только обеспечило щедрую зарплату, но и принесло два чемпионских титула в национальных гонках GT в конце 90-х. Сейчас бывший пилот участвует в выпуске спорткаров и патронирует молодых спортсменов. И наверняка рассчитывает, что кто-то из них сможет воплотить талант, продемонстрированный в юниорских сериях, в реальные успехи на трассах Ф1.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости