Австралия'00: Williams-BMW

Мика Хаккинен и Дэвид Култхард лидируют на старте Гран При Австралии 2000 года
Гонка #647: 12 марта 2000 года. Гран При Австралии. Мельбурн
Поул Мика Хаккинен (McLaren MP4-15) - 1.30,556 (210,817 км/ч)
Лучший круг Рубенс Баррикелло (Ferrari F1-2000) - 1.31,481 (208,685 км/ч)
Победитель Михаэль Шумахер (Ferrari F1-2000) - 1:34.01,987 (196,254 км/ч)

Последний сезон Формулы 1 в XX веке стартовал в Австралии. Под ярким мельбурнским солнцем пилоты выстроились на стартовом поле по командному принципу: быстрее всех по итогам квалификации оказались представители McLaren, следом расположились гонщики Ferrari и Jordan. В тот момент никто еще не знал, что из всей первой семёрки лишь двоим удастся добраться до клетчатого флага.

Старт на этот раз обошелся без обычной для Альберт-парка аварии в первом повороте. В группе лидеров лучше всех гонку начал Хайнц-Харальд Френтцен: пилот Jordan сразу обогнал новобранца Ferrari Рубенса Баррикелло и был близок к тому, чтобы оставить позади и его напарника Михаэля Шумахера, но все же остался четвертым.

В первой же тройке перестановок не было. Чемпион двух последних лет Мика Хаккинен начал понемногу уезжать от напарника Дэвида Култхарда и других преследователей, но спустя шесть кругов все его старания перечеркнул выезд машины безопасности. Эдди Ирвайн из Jaguar и пилот Arrows Педро де ла Роса так увлеклись борьбой, что испанец в итоге улетел с трассы с поломанной подвеской, а ирландец оказался так близко, что просто не успел среагировать.

Пока маршалы убирали разбитые машины, внезапно потерял скорость McLaren Култхарда. Шотландец свернул в боксы, смог после продолжительного ремонта продолжить движение, но уже через несколько поворотов сошел окончательно: не выдержала пневматическая система двигателя. Режиссер трансляции только-только успел выхватить кадр с хмурым Норбертом Хаугом на командном мостике McLaren-Mercedes, как схожая проблема вывела из гонки и Хаккинена.

Победный финиш Михаэля Шумахера на Гран При Австралии 2000 года

Теперь лидировал Михаэль Шумахер, а второе место оспаривали Френтцен и Баррикелло. Поняв, что на трассе соперника не переиграть, в Ferrari пошли на хитрость: решили разбить вторую половину дистанции на два коротких отрезка с дозаправкой между ними. Однако узнать, сработал этот план или нет, не удалось - вскоре после экватора гонки оба гонщика Jordan сошли из-за поломок.

После этого никто уже был не в силах составить конкуренцию паре алых машин во главе пелотона. Ferrari начала сезон с дубля - впервые с 1953 года! Вместе с парнями в алой униформе на пьедестал поднялся стартовавший лишь 11-м Ральф Шумахер из Williams.

Интересно...
Шестым гонку закончил Мика Сало, однако после финиша пилота Sauber исключили из протоколов за несоответствие регламенту передних антикрыльев. Удивительно, но дисциплинированная швейцарская команда вновь наступила на те же грабли спустя десятилетие: в 2011-м, также из-за крыльев (на этот раз - задних) седьмой и восьмой позиции в Мельбурне лишились Серхио Перес и Камуи Кобаяши.

Williams-BMW

Подиум Ральфа Шумахера ознаменовал начало сотрудничества команды Williams и моторостроителей из компании BMW. Оно продлилось шесть лет, немало обогатив историческую летопись Формулы 1.

Фрэнк Уильямс уже давно вывел для себя формулу успеха: нужно сохранять полный контроль над командой, заручившись при этом поддержкой сильного партнера. Этот нехитрый прием уже не раз приносил британцу успех. После начала 80-х, когда для побед хватало и обычного Cosworth DFV, Williams дважды добивалась больших успехов: сначала с Honda, а затем с Renault.

Но в 1997-м французы решили покинуть Формулу 1: к их успехам настолько привыкли, что победы считались чем-то само собой разумеющимся, а вот каждое поражение вызывало волну негатива. В 1998-м на машинах Уильямса по-прежнему использовались моторы Renault, но уже не "фирменные", а чуть доработанные прошлогодние, которые приходилось покупать у Флавио Бриаторе.


Результаты сразу упали: даже на подиум попадать удавалось с большим трудом. Потому команда направила максимум усилий на поиск нового партнера. Удивительно, но такой нашелся: приобщиться к славе в Формуле 1 захотелось баварцам из BMW.

Глава BMW Motorsport Марио Тайссен с Фрэнком Уильямсом

Контракт был заключен уже летом 1998-го, чтобы за последующие полтора года немцы смогли построить с нуля новый двигатель V10. Их единственным условием стало присутствие в числе пилотов соотечественника: выбор пал на Шумахера, правда - Ральфа. Его напарником должен был стать яркий Хуан-Пабло Монтойя, но контрактные обязательства позволяли колумбийцу перейти в Ф1 только с 2001-го, потому Уильямс взял своего молодого земляка Дженсона Баттона.

Этот шаг многие критиковали, ибо пилот был хоть и талантлив, но весьма неопытен. В первой половине сезона это действительно мешало Баттону, но затем он освоился и провел несколько неплохих гонок, а в Спа завоевал третью стартовую позицию. Ральф Шумахер в пяти гонках поднимался до второй позиции, трижды побывал на подиуме, а всего пилоты заработали 36 очков.

И пусть это лишь на одно очко превосходило прошлогодний показатель, в Кубке конструкторов Williams удалось разом шагнуть с пятой строчки на третью. Обе стороны остались очень довольны началом сотрудничества и готовились в 2001-м выйти на новый уровень. Первый мотор P42 в Мюнхене строили, максимально придерживаясь всех классических концепций. Теперь же, опираясь на накопленный опыт, был готов новый двигатель P80 - весьма прогрессивной конструкции.

От услуг Баттона, к сожалению, пришлось отказаться: британцу помогли найти место в Benetton. А приход Хуана Монтойи принес в боксы команды свежий ветер - с частичками острого перца. Колумбиец смог довести до финиша лишь одну из семи первых гонок, не все было ладно и у Ральфа, но не возникало сомнений, что машина едет очень быстро.

Первую победу альянсу Williams-BMW принес Ральф Шумахер на Гран При Сан-Марино 2001 года

Там, где на первый план выходила именно максимальная скорость (то есть мощность мотора), бело-синие Williams легко уезжали от преследователей. Правда, ломались они тоже чаще. Тем не менее, четыре победы и пригоршня финишей на подиуме явно указывали, что процесс идёт в верном направлении. Позиция по итогам сезона так и осталась третьей, но теперь очков было уже 80.

Еще год - и ещё шаг вперед. На этот раз обе стороны сделали ставку на повышение надежности, и количество поломок удалось сократить втрое. А семь поулов, завоеванных за сезон, говорили о том, что и со скоростью по-прежнему всё в порядке. К сожалению, соперникам из Ferrari удалось в 2002-м построить просто непобедимую машину. Потому главным достижением альянса Williams-BMW (или, как писали все чаще, BMW.Williams) стал даже не победный дубль в Малайзии, а вторая позиция в Кубке конструкторов: 92 очка Ральфа и Хуана помогли впервые переиграть McLaren.

А потом был 2003-й: самый, пожалуй, интересный год за все время, когда титулы неизменно доставались Ferrari и Михаэлю Шумахеру. В Маранелло немного расслабились, и Williams с McLaren смогли навязать Скудерии борьбу. Команда Фрэнка Уильямса построила к сезону принципиально новое шасси FW25, а когда к лету подоспел пакет обновлений, Шумахер и Монтойя начали выигрывать гонку за гонкой. Колумбиец в восьми Гран При подряд не спускался с подиума!

В самой концовке парням Williams чуть-чуть не хватило везения, но прогресс впечатлял: теперь второе место по итогам сезона было подкреплено весомой суммой в 144 очка. Глава BMW Motorsport Марио Тайссен широко улыбался: его программа (а контракт с командой был заключен на шесть лет) развивалась именно так, как рассчитывали боссы в Мюнхене.

Первый из трех дублей Ральф и Хуан Пабло принесли команде на Гран При Малайзии 2002 года

Зимой 2004-го пост технического директора Williams покинул Патрик Хед. После четверти века за чертежной доской патриарх паддока передал дела Сэму Майклу. Аэродинамику новой машины прорабатывала Антония Терци. Результат трудов смелой барышни вызвал в гоночном мире оторопь: бело-синяя FW26 сверкала двумя "моржовыми клыками".

От этого решения вскоре пришлось отказаться, да и в целом машина оказалась не слишком успешной. Вдобавок, прошлогодний успех сыграл против команды: соперники переманили обоих пилотов. Ральф поддался на блеск монет Toyota, Хуан-Пабло решил, что сможет лучше реализовать себя в McLaren.

Учитывая, что Ferrari вновь удалось построить алого Терминатора на четырех колесах, мечтать о титуле не приходилось. Однако самое печальное заключалось в том, что не удалось удержать даже прошлогодних позиций. В Канаде команду дисквалифицировали за увеличенные воздухозаборники тормозов, а всего удалось заработать лишь 88 очков, которых хватило только для четвертого места в Кубке конструкторов. И Марио Тайссен начал хмуриться.

Монтойя на прощанье выиграл Гран При Бразилии, но это стало лишь каплей мёда в начинавшей наполняться бочке дёгтя. Очередной скандал разгорелся при выборе пилотов. Переход Дженсона Баттона заблокировала FIA, а Ник Хайдфельд, которого предлагали в BMW, не устраивал Уильямса: тот хотел видеть в команде Антонио Пиццонию. Мюнхенцы надавили.

Сотрудничество Williams и BMW пошло круто вверх, но затем разбилось о реалии жестокого мира...

Потом выяснилось, что машина опять едет не на уровне лидеров. Мотористы стали ворчать, что виной тому скверное шасси, а инженеры Williams в интервью намекали, что баварские двигатели очень капризные, требуют особой компоновки и недостаточно приёмисты.

Пока пилоты собирали редкие подиумы в сезоне 2005 года, Тайссен решился пойти ва-банк: летом он предложил Уильямсу продать всю команду автоконцерну. Но британец отлично помнил середину 70-х, когда он так радовался, что нашел покупателя в лице бизнесмена Вальтера Вольфа - а спустя полтора года новые хозяева просто взяли и выставили его за дверь собственной команды. С тех пор Фрэнк, которому пришлось вновь начинать с самого начала, никогда и никому не продавал акций.

После двойного подиума в Монако дела альянса Williams-BMW шли все хуже, в трёх летних гонках подряд пилоты, добираясь до финиша, даже не могли пробиться в первую десятку, а всего за год были завоеваны 66 очков и пятое место в Кубке конструкторов. Ситуация вернулась на круги своя. Тайссен договорился с Петером Заубером (чтобы выиграть в Канаде, и едва не угробить все дело годом позже), а британская команда вступила в 2006 год столь же независимой, как и прежде, но уже с плохонькими клиентскими движками Cosworth.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости