Япония'92: Кристиан Фиттипальди

Найджел Мэнселл лидирует на первых метрах Гран При Японии 1992 года. Фото из архива Бернара Кея
Гонка #531: 25 октября 1992 года. Гран При Японии. Сузука
Поул Найджел Мэнселл (Williams FW14B) - 1.37,360 (216,828 км/ч)
Лучший круг Найджел Мэнселл (Williams FW14B) - 1.40,646 (209,749 км/ч)
Победитель Риккардо Патрезе (Williams FW14B) - 1:33.09,553 (200,168 км/ч)

Желающих купить билет на трибуны Сузуки в Стране восходящего солнца всегда оказывается так много, что счастливчиков традиционно определяют при помощи лотереи. В 1992 году участие в ней приняли семь миллионов человек – хотя победители получали не билеты даже, а всего лишь возможность приобрести их за свои кровные! Эта цифра тем более удивительна, что оба титула к тому моменту были уже давно разыграны.

Но таковы уж эти японцы – в любой заморской знаменитости они видят кумира, вокруг которого готовы создавать настоящий культ. Главным героем на стыке 80-х и 90-х был, конечно же, Айртон Сенна. Но после череды триумфальных сезонов за рулем McLaren, когда бразилец выиграл три титула за четыре года, в 1992-м он ничего не мог противопоставить альянсу Williams и Renault.

Да и лидер британской команды Найджел Мэнселл был далеко не подарком на трассе. А накануне Гран При Японии Фрэнк Уильямс объявил, что в новом сезоне его первым пилотом станет вышедший с годичного "отпуска" Ален Прост. Для Айртона это означало лишь одно: путь в Williams теперь заказан, а так как его McLaren оставался в 1993-м без моторов Honda, перспективы выглядели не слишком радужно.

Кто знает, не эти ли размышления, передавшись негативной энергией от пилота к машине, привели к сходу Сенны на Сузуке уже после трех кругов. В тот день вообще было много отказов: Михаэля Шумахера подвела трансмиссия (для немца из Benetton то была первая и единственная поломка в сезоне), а выглядевших в этот раз вполне убедительно пилотов Lotus Джонни Херберта и Мику Хаккинена – коробка передач и мотор соответственно.

Столь массовое самоустранение лидеров позволило добиться хороших результатов тем из середняков, кто смог-таки добраться до клетчатого флага. Однако главной интригой гонки стал все же спор за победу. Со старта на этот раз привычно лидировал Найджел Мэнселл. Британец, ещё недавно готовый покинуть Формулу 1 после очередной неудачи, теперь так пресытился победами с большим отрывом от преследователей, что стал скучать по борьбе на трассе.

В Монце он даже дошел до того, что пропустил вперед своего напарника Риккардо Патрезе, дабы вновь ощутить подзабытый вкус поединка. Закончилось это плохо – оба Williams внезапно сломались. Но пример не стал для британца поучительным, и на Сузуке, выигрывая у товарища по команде около 20 секунд, он повторил тот же прием!

Невероятно, но снаряд упал в знакомую воронку: как только Большой Найдж добровольно отдал лидерство и начал наседать на Риккардо, у него тут же вспыхнул мотор! А вот самому Патрезе на этот раз повезло больше: Williams не подвел своего пилота, позволив ветерану одержать последнюю победу в долгой и интересной карьере.

Победитель Гран При Японии 1992 года Риккардо Патрезе

Герхард Бергер из McLaren уступил на финише всего 15 секунд, хотя провел два пит-стопа против одного у итальянца, а замкнул первую тройку популярный в наши дни телекомментатор Мартин Брандл, стартовавший на Benetton лишь с 13-й позиции, но вновь подтвердивший старую истину о том, что надежность в гонках зачастую гораздо важнее чистой скорости.

Интересно...
Пилоты команды Larrousse Бертран Гашо и Юкио Катаяма по ходу дистанции столкнулись друг с другом. Авария в "эске" получилась весьма серьезной, но самое удивительное – до этого напарники точно так же не смогли поделить дорогу на Гран При Канады. Вот уж воистину верно говорят, что товарищ по команде для любого пилота Ф1 – главный соперник.

Кристиан Фиттипальди

Кристиан Фиттипальди

Шестое место на финише японской гонки позволило заработать первые в карьере очки молодому пилоту Minardi Кристиану Фиттипальди. Обладатель известной фамилии, он был куда талантливее многих других гоночных наследников, но так и не сумел реализовать свои возможности ни в Формуле 1, ни в множестве других серий, где выходил на старт.

Кристиан родился в 1971-м в Сан-Паулу. Его отцом был Вилсон Фиттипальди, старший из двух братьев-автогонщиков, что прославили Бразилию на весь мир. Мальчишку назвали в честь еще одного земляка – Кристиана Хайнца, который в 1963-м разбился в Ле-Мане.

Ему на роду было написано продолжать семейные традиции, однако отец, в то время уже познавший горькую суть автоспорта после бесславной кончины семейной команды Ф1, поставил условие: Кристиан может рассчитывать на финансовую поддержку, но лишь в весьма ограниченном объеме. Результата он должен был добиваться сам.

И Фиттипальди добивался. После сезона в местной Формуле 3 он перебрался в Англию, где сходу стал четвертым в первенстве этого же класса. 19-летний новичок уступил лишь Мике Хаккинену, Мике Сало и – что любопытно – Стиву Робертсону, нынешнему менеджеру Кими Райкконена.

Кристиан ведет свой Reynard ко второму месту этапа Ф3000 в По. 1990 год

В 1990-м Кристиан перебрался в Ф3000 и вот там проявил свое дарование во всей красе. Молодой гонщик без раскачки завоевал титул. Отчасти, надо признать, ему помогла ставка на шасси Reynard - в том сезоне это был единственно правильный выбор. Но также стоит отметить похвальную стабильность бразильца, который всего дважды в десяти гонках не добрался до финиша, зато остальные закончил не ниже четвертой позиции.

Умение довести машину до клетчатого флага в будущем станет отличительной чертой гонщика, пока же небезынтересно отметить, что он оказался в итоговой таблице выше таких соперников, как Алессандро Дзанарди, Деймон Хилл, Хайнц-Харальд Френцен и Аллан Макниш.

Несмотря на явные успехи, переход в Формулу 1 оказался сопряжен с известными сложностями. Талант уже тогда был далеко не определяющим фактором в "мире гоночной наживы и чистогана". Заключить контракт удалось лишь с Minardi, а выступления за эту команду никогда не обещали спортсменам легкой жизни.

Так и вышло. Лучшим результатом в семи первых гонках 1992 года стало восьмое место (добытое, правда, в Монако), а в квалификации восьмой Фиттипальди угодил в очень неприятную аварию, повредив спину. Он оставался без гонок больше месяца, затем дважды не смог пройти квалификацию – и лишь на предпоследнем этапе в Японии напомнил о себе, стартовав с лучшей к тому моменту 12-й позиции и финишировав 6-м.

Ставший культовым финиш Кристиана Фиттипальди на Гран При Италии 1993 года

Сотрудничество с Minardi продлилось и в 1993-м. В первой половине чемпионата белые машины итальянской команды смотрелись весьма неплохо, на открывавшем сезон этапе в ЮАР Фиттипальди финишировал четвёртым, затем стал пятым в Монако. Но летом извечная бедность Джанкарло Минарди напомнила о себе – машину почти не дорабатывали, потому Кристиан мог радовать команду лишь регулярными финишами.

Отдельно стоит вспомнить гонку в Монце, где бразилец, занимая восьмое место, на последних метрах врезался сзади в своего напарника Пьерлуиджи Мартини, после чего описал вместе с машиной потрясающее сальто, без просмотра записи которого никто не вправе считаться настоящим поклонником Ф1.

Но дела команды пошли столь плохо, что на двух финальных этапах за руль пришлось сажать платных пилотов. Фиттипальди же, несмотря на заключенный контракт, дали от ворот поворот. Впрочем, отношения с Minardi и так исчерпали себя – гонщику требовалась более быстрая техника.

Таковая в 1994 году нашлась у Footwork (так в ту пору именовали Arrows). Построенная Аланом Дженкинсом машина, несмотря на заурядный мотор Ford, получилась очень удачной. Она довольно чувствительно реагировала на изменение настроек, но при верном их выборе ехала весьма быстро. Но все портила угнетающе низкая надежность.

Кристиан использовал ту же раскраску шлема, что и его отец Вилсон, лишь реверсивно изменив цвета капель и фона

В Имоле Кристиан ехал третьим, в Монако, стартовав шестым, тоже поднялся в зону подиума. Однако постоянные поломки перечеркивали все старания пилота и команды. Два четвертых места – на Тихоокеанском Гран При и в Германии – никак не отражали истинных возможностей пилота и машины. Во второй половине сезона ситуация осложнилась еще и тем, что FIA чувствительно перекроила регламент, а средств на дорогостоящую переделку техники у небогатой команды не нашлось.

Бразилец вновь демонстрировал завидную стабильность, всего пять раз (против 12 у напарника, Джанни Морбиделли) не добравшись до финиша. Однако этот результат требовал углубленного изучения, а вот шесть очков и 15-е место по итогам сезона лежали на поверхности...

Сейчас уже сложно дать однозначный ответ, почему никто из менеджеров топ-команд не заинтересовался наследником славной фамилии Фиттипальди, чьи способности были как минимум не меньше, чем у Деймона Хилла с Жаком Вильневом. Возможно, сказался тот факт, что дядя и отец гонщика расстались с Большими Призами без особой теплоты. Но факт остается фактом – после трех сезонов на слабой технике Кристиану пришлось покинуть Формулу 1.

Он, по стопам многих других бразильцев, перебрался в Америку, где стабильность была в цене. Но выступления в серии CART принесли не только две победы, но и две серьезные аварии с переломами ног. Причем случались они именно в тот момент, когда бразилец, казалось, готов к большим свершениям. Но за восемь лет сотрудничества с сильной командой Newman/Haas ему так и не удалось подняться выше пятой строчки по итогам чемпионата.

Arrows впереди Ferrari в Монако? Бывало и такое. Кристиан Фиттипальди и Герхард Бергер в гонке 1994 года

Фиттипальди едва исполнилось тридцать, а он уже разочаровался в формульных гонках по обе стороны Атлантики. Кристиан ещё долго продолжал выступления, пополнив послужной список стартами в NASCAR, Ле-Мане и первенстве A1GP, но лучшие годы остались позади. Гонщик явно превзошел в автоспорте достижения своего отца Вилсона – но вот к показателям дяди Эмерсона, несмотря на несомненный талант, приблизиться так и не смог.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости