США-Запад'76: Однажды на Диком Западе

Клей Регаццони и Ники Лауда в Лонг-Бич, 1976 года
Гонка #267: 28 марта 1976 года. Гран При США-Запад. Лонг-Бич
Поул Клей Регаццони (Ferrari 312T) - 1:23.099 (140.835 км/ч)
Лучший круг Клей Регаццони (Ferrari 312T) - 1:23,076 (140,874 км/ч)
Победитель Клей Регаццони (Ferrari 312T) - 1:53:18,471 (137,716 км/ч)

Гран При США входил в календарь с конца 50-х, а в 1976-м появился второй этап на территории этой страны. Такое произошло лишь второй раз – после 1957 года, когда в календарь вошли сразу две гонки на территории Италии.

Если «основной» Гран При (его стали называть «США-Восток») проходил осенью на восточном побережье, в Уоткинс-Глен, то «дополнительный» – весной и на западе – в Калифорнии, на новой трассе в Лонг-Бич. Этот этап позиционировался как «американский Монако»: он тоже проходил по узким и извилистым улицам, а скоростная «прямая» на самом деле представляла собой сверхдлинный и сверхскоростной правый вираж.

Организатор нового этапа, Крис Пук, сделал всё, чтобы привлечь максимум внимания: в исторической гонке, предшествовавшей Гран При, выступали сразу несколько чемпионов мира. Среди них оказались не только недавно завершившие карьеру Денни Халм и Джек Брэбэм, но даже легендарный Хуан-Мануэль Фанхио. Приехали в Лонг-Бич и именитые американские гонщики Формулы 1 – Дэн Гёрни и Фил Хилл.

После первых сессий мнения разделились. Фиттипальди и Ханту трасса понравилась, Лаффиту и Депайе – нет. Спортивный директор Ferrari Даниэле Аудетто заявил, что проводить тут гонку Формулы 1 – сумасшествие, ведь в некоторых местах из-за кочек машины задевали асфальт носовыми обтекателями. Лидер Скудерии Ники Лауда лишь отметил, что асфальт более неровный, чем в Монако, и в целом трасса предъявляет к машинам более жёсткие требования, но пилотировать тут проще.

Так или иначе, в целях безопасности ассоциация конструкторов Формулы 1 ограничила стартовый лист 20-ю машинами. Однако участников Гран При в Лонг-Бич оказалось 27! Отсеять лишних должна была квалификация, но из-за близости бетонных отбойников и кочковатого асфальта, вызывавшего частые поломки подвески, она превратилась в своего рода лотерею. По её итогам из борьбы выбыли не только заведомые аутсайдеры вроде Бретта Ланджера или Инго Хоффмана, но даже такие опытные и быстрые пилоты, как Артуро Мерцарио и Жаки Икс.

Джек Брэбэм, Стирлинг Мосс, Иннес Айрленд, Хуан-Мануэль Фанхио, Ричи Гинтер, Рене Дрейфус, Фил Хилл, Дэн Гёрни, Кэрролл Шелби, Морис Трентиньян

В верхней части стартовой решётки боролись пилоты Ferrari Ники Лауда и Клей Регаццони, а также выступавший за McLaren Джеймс Хант. Поул достался Регаццони, но второе время в самом конце квалификации неожиданно показал Патрик Депайе – на последних минутах сессии механикам Tyrrell удалось решить проблемы с зажиганием на его машине.

На старте Регаццони сохранил лидерство, а Депайе – вторую позицию. Но статус «второго Монако» трасса в Лонг-Бич начала подтверждать с первых метров дистанции. Уже в первом повороте Брамбилла буквально впечатал в стену машину Ройтемана – оба пилота сошли. А на задней «прямой» сломалась подвеска у Гуннара Нильсона. Его Lotus сорвался с трассы и врезался в стену на скорости 250 км/ч – машина оказалась полностью разрушена, но сам швед, к счастью, отделался растяжением мышц шеи.

Перед стартом Хант был настроен оптимистично, утверждая, что уличные трассы ставят перед гонщиками необычную, но по-своему интересную задачу, однако уже после трёх кругов его настроение в корне поменялось. Он вёл борьбу за второе место с Депайе, но пилот Tyrrell неожиданно сместился на задней прямой в сторону Ханта. Машины столкнулись, и Джеймс вылетел с трассы, в то время как Патрик поехал дальше.

Старт Гран При США в Лонг-Бич

Покинув машину, Хант был просто в бешенстве и на протяжении нескольких кругов показывал проезжавшему мимо Депайе кулак. После окончания гонки его пыл ничуть не остыл. Джеймс нашёл в боксах обидчика и высказал ему всё, что думает, не стесняясь в выражениях. «Это просто какая-то глупость, из-за которой мы оба могли погибнуть! – орал на француза Хант. – Тебе нужно научиться водить машину. Ты въехал прямо в меня, из-за чего я врезался в стену!»

Финишировавший на подиуме Депайе, впрочем, был настроен миролюбиво и своей вины в столкновении не отрицал. «Мне очень жаль, что так произошло, я прошу прощения», - ответил он. Джеймса его извинения не удовлетворили, но поделать всё равно ничего было нельзя. Тем более, что сам Хант тоже вызвал недовольство других пилотов, так как после аварии шёл в боксы прямо по трассе!

«Я не мог поверить своим глазам, когда выехал из-за поворота и увидел Джеймса, который шёл прямо рядом с моей траекторией, – возмущался Джоди Шектер. – Это было очень глупо». Эмоции Шектера, впрочем, тоже отчасти объяснялись результатом – к середине дистанции он выбрался было на третье место, но из-за поломки подвески сошёл.

Джеймс Хант

Ещё больше недоумевали из-за действий Ханта в McLaren. После вылета машина не получила сильных повреждений, но Джеймс посчитал, что двигаться дальше она неспособна. Когда после финиша механик прибыл на место аварии, чтобы забрать разбитую машину, ему удалось её завести и своим ходом вернуться в боксы!

За круг до Ханта сошёл и Ханс-Йоахим Штук – он столкнулся с Эмерсоном Фиттипальди. Джон Уотсон не смог избежать контакта с Лаффитом, сломав носовой обтекатель. Вынуждены были прекратить борьбу Марио Андретти и Том Прайс, отправились в боксы из-за неполадок Петерсон, Пасе и Крис Эймон.

Пока соперники сталкивались с многочисленными проблемами, пилоты Ferrari следовали к своей цели. Лауда уже на пятом круге вышел на вторую позицию. Регаццони лидировал на протяжении всей дистанции, показав лучший круг, благодаря чему завоевал единственный в своей карьере «Большой шлем». Лауда уступил ему 40 секунд, но финишировал вторым, увеличив свой отрыв в чемпионате.

Марио Андретти в Лонг-Бич

Несмотря на столкновение со Штуком, Фиттипальди финишировал шестым, заработав первые очки для команды своего брата Вилсона. Впервые набрала очки и новая команда Ligier – благодаря четвёртому месту Лаффита. А вот терпение Велко Милетича, совладельца Vel's Parnelli Jones Racing, на этом Гран При лопнуло – после схода их единственного пилота, Марио Андретти, он заявил журналистам, что вместе с гонщиком уходит из чемпионата.

Журналисты бросились к Андретти, но Марио придерживался другого мнения. «Может быть, это был последний Гран При для него, но не для меня», – заявил он. На следующий день, случайно встретившись в кафе за завтраком с Колином Чэпмэном, он договорился с ним о переходе в Lotus – этот контракт в 1978 году принесёт ему титул.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости