Мексика'87: Напарник

Пилоты Williams Найджел Мэнселл и Нельсон Пике, 1987 год
Гонка #450: 18 октября 1987 года. Гран При Мексики, Мехико
Поул Найджел Мэнселл (Williams) – 1:18,383 (203,049 км/ч)
Лучший круг Нельсон Пике (Williams) – 1:19,132 (201,127 км/ч)
Победитель Найджел Мэнселл (Williams) – 1:26:24,207 (193,411 км/ч)

Сезон 1987 года стоит особняком в истории Формулы 1 восьмидесятых годов – сражение за титул вели между собой почти исключительно пилоты Williams, и ни McLaren, ни Lotus не могли оказать им серьёзного сопротивления. Причём, на первое место вышла даже не скорость, а надёжность и стабильность результатов. В семи первых гонках Нельсон Пике не победил ни разу, но почти во всех гонках финишировал вторым – и входил в тройку лидеров чемпионата наряду со своим напарником Мэнселлом и лидером Lotus Сенной (всех троих разделяло одно очко).

А когда в середине чемпионата Пике начал побеждать, конкурентов у него почти не осталось. Даже редкий сбой – третье место в Португалии – позволил ему увеличить отрыв, так как Мэнселл и Сенна там выступили ещё хуже. Победа в Испании немного укрепила позиции британца перед финальной выездной серией из трёх гонок за четыре недели, но Найджелу нужно было выигрывать все три, чтобы завоевать титул.

У Пике были свои трудности. Своим четвёртым местом в Испании он исчерпал лимит на 11 результативных финишей в сезоне, так что теперь зарабатывать очки ему было непросто. И несмотря на солидный запас в 18 очков, сражение за титул он вполне мог проиграть. Шансы на победу в чемпионате сохраняли также Сенна и Прост, но весьма призрачные – поверить в три подряд победы McLaren или Lotus и сходы обеих машин Williams было сложно.

Первым этапом финальной серии оказался Гран При Мексики. Эта гонка проводилась всего второй раз после длительного перерыва, и во время первого визита, в 1986-м, команды и пилоты жаловались на неровное покрытие, доставлявшее им немало хлопот. Организаторы пообещали ко второму Гран При положить новый асфальт, но обещание не выполнили. Более того – из-за постоянного использования трассы ситуация заметно ухудшилась!

Нельсон Пике на Гран При Мексики 1987 года

Пилоты открыто выражали своё недовольство – даже победитель прошлогоднего Гран При Герхард Бергер (теперь он выступал за Ferrari) был возмущён. «Эта трасса просто опасна, – заявил австриец. – И очень жаль, потому что её конфигурация интересна для пилотов, а на её строительство потрачено много денег. Но асфальт слишком неровный, особенно в быстром повороте перед трибунами. Это слишком опасно».

Организаторы отказывались признавать свои ошибки. Более того – они выпустили пресс-релиз, в котором пилот Tyrrell Джонатан Палмер якобы хвалил трассу, чего на самом деле он не делал! Увидев текст, взбешённый Палмер ворвался в пресс-центр, нашёл пресс-аташе и потребовал внести изменения…

Пилотам оставалось надеяться только на реакцию руководства чемпионата, но и тут организаторы действовали своеобразными методами. Они использовали страсть руководителя FISA Жан-Мари Балестра к роскоши, принимали его как короля, и тот после осмотра трассы сообщил, что не имеет к ней не только претензий, но даже поводов для недовольства. А так как пилоты продолжали возмущаться, в субботу, выступая перед журналистами, Балестр заявил, что гонщикам стоит привыкать к кочкам, поскольку уже в следующем сезоне FISA собирается запретить активную подвеску!

Это заявление стало шоком не столько для гонщиков, сколько для конструкторов команд – в середине октября разработка новых машин шла полным ходом. Узнав об этом заявлении, главный конструктор Lotus (одной из команд, на машинах которых такая подвеска стояла) Жерар Дюкаруж отправился на поиски Балестра, чтобы получить разъяснения. Вскоре он вернулся и сообщил остальным, что президент FISA взял свои слова назад, и запрещать активную подвеску никто не собирается…

Пилот Larrousse Янник Далма в Мексике дебютировал в Формуле 1

Первые же тренировки выявили ещё одну проблему. Дело в том, что в 1986 году все команды использовали турбомоторы – атмосферные двигатели, единственный год в истории Формулы 1, были запрещены. Но в 1987-м их снова разрешили, увеличив максимально разрешённый объём до 3,5 литров. На турбомоторы, напротив, наложили ограничения – максимальное давление турбины теперь составляло четыре атмосферы. Но даже это не позволило «атмосферникам» на равных соперничать с наддувными двигателями.

Поэтому для обладателей атмосферных моторов создали отдельные зачёты – Кубок Джима Кларка для гонщиков и Кубок Колина Чэпмэна для команд. Однако в Мексике ситуация ещё более усугубилась. На высоте 2200 метров их мощность значительно снизилась, тогда как у турбированных силовых установок осталась прежней.

По словам Кена Тиррелла, моторы Ford Cosworth DFZ потеряли 100-120 лошадиных сил, из-за чего отставание от турбомоторов выросло до примерно 450 л.с.! При такой разнице у «атмосферников» возникал вполне реальный риск не успеть преодолеть к финишу достаточное число кругов, 90% от дистанции, пройденной лидером, чтобы быть классифицированными, а значит лишиться очков не только в общий зачёт, но даже в кубках Кларка и Чэпмэна.

Квалификация эти опасения не подтвердила. Разумеется, обладатели атмосферных двигателей оказались в хвосте пелотона, но проиграли меньше, чем ожидалось – лучший пилот на DFZ, Иван Капелли, уступил поулу шесть секунд и даже смог опередить две машины с турбомоторами. Худшим оказался Паскаль Фабр из AGS, но он не прошёл квалификацию и на старт не вышел.

Айртон Сенна на Гран При Мексики 1987 года

Поул завоевал Мэнселл – британца не остановила даже опаснейшая авария в Peraltada в пятницу. После поломки передней подвески машина вылетела на скорости 200 км/ч и врезалась в бетонный отбойник. Авария могла стоить Найджелу жизни, но всё обошлось ушибами. Подобный инцидент произошёл и с Сенной – и тоже всё закончилось благополучно – правда, Айртон в итоге оказался только седьмым.

Пике показал третье время, уступив напарнику всего десятую, а между двумя Williams вклинилась ещё и Ferrari прошлогоднего победителя Герхарда Бергера. Небольшой сюрприз преподнесли гонщики Benetton Тьерри Бутсен и Тео Фаби, показав четвёртое и шестое время соответственно. Пятое осталось за Простом – неплохой результат по сравнению с его напарником Стефаном Йохансоном, на McLaren которого трижды взрывался мотор TAG/Porsche!

Расстановка сил была примерно ясна, но старт совершенно перемешал картину. Обладатели нечётных мест на стартовой решётке оказались на грязной стороне и ничего не могли противопоставить своим соседям, показавшим в квалификации чуть худшее время. Как только зажёгся зелёный сигнал светофора, Бергер сорвался с места и мгновенно захватил лидерство, а на второе место вышел Бутсен!

На машине Мэнселла возникла пробуксовка, так что он пропустил и стартовавших позади Пике и Проста. Те, однако, рано радовались – во втором повороте Ален попытался опередить бразильца, но машины столкнулись и оба вылетели с трассы! Для Проста гонка, как и борьба за третий подряд титул, на этом закончились.

Старт Гран При Мексики 1987 года

Машина Пике тоже заглохла, но так как она замерла в опасном месте, маршалы вытолкнули её обратно на трассу. Использовав движение накатом, Нельсону удалось завести мотор! Правда, он пропустил весь пелотон, но бразилец был всего лишь одним из двух пилотов, наряду с Фаби, выбравшим на гонку жёсткий состав шин Goodyear, что могло дать ему преимущество либо в стратегии, либо в скорости на последних кругах.

Второй круг получился ещё более зрелищным. Пилот Lotus Сатору Накаджима, пытаясь опередить большую группу пилотов, «забыл» затормозить перед первым поворотом и на полной скорости врезался в Arrows Дерека Уорика. Пытаясь увернуться от машины японца, Йохансон потерял контроль над своей McLaren, в него врезалась Zakspeed Кристиана Даннера. Из этих четырёх только Уорику удалось продолжить движение (правда, ему пришлось вернуться в боксы, где он потерял три круга из-за замены заднего антикрыла), так что уже ко второму кругу команда McLaren сошла в полном составе. Спустя ещё два круга, после отказа мотора на машине Мартина Брандла, к ней присоединилась и Zakspeed.

В стане лидеров творились удивительные вещи – Бутсен атаковал Бергера перед последним поворотом и смог выйти вперёд! Никогда прежде не побеждавший бельгиец на Benetton лидировал в гонке и уверенно контролировал преимущество над Ferrari Бергера! Мэнселл же спокойно ехал третьим, отставая всё дальше и не предпринимая попыток догнать австрийца. На четвёртое место вышел Сенна, обогнавший Фаби и Альборето.

В Benetton затаили дыхание – именно за эту команду в прошлом сезоне выступал Герхард Бергер, выигравший Гран При Мексики 1986 года, и эта победа была первой для команды после смены владельцев и названия. С тех пор побеждать им не доводилось, но шансы Бутсена были очень хороши. Но они развеялись, словно дым, уже на 15-м круге, когда Тьерри сошёл из-за отказа электрики.

Андреа де Чезарис на Brabham в Мексике

Унаследовавший лидерство Бергер тоже продержался на трассе недолго – он на 15 секунд опережал Мэнселла, но на 20-м круге отказала турбина. Таким образом, на первое место вернулся Мэнселл, не совершив ни одного обгона – соперники устранялись самостоятельно. Сенна отставал уже на 20 секунд, к тому же сдерживал более быстрого де Чезариса на Brabham. Впрочем, совсем спокойно Найджел себя чувствовать не мог – откатившийся на последнее место на старте гонки Пике уже успел прорваться на шестое!

Андреа де Чезарис вплотную преследовал Сенну на протяжении более десяти кругов, но обогнать бразильца никак не получалось – на прямых Lotus-Honda разгонялась быстрее Brabham. Но на 23-м круге Айртон ошибся с выбором передачи в шикане, и у итальянца появился шанс. Он немедленно пошёл в атаку, но Сенна неожиданно снова нажал на газ, и произошла авария. Айртон поехал дальше, а де Чезарис покинул кокпит, кляня неуступчивого бразильца, с которым он столкнулся в третий раз за уик-энд!

На этом же круге Пике прошёл Эдди Чивера и вышел уже на четвёртое место! Нельсон ехал намного быстрее всех остальных, стремительно сокращая отставание от тройки лидеров. Третье место занимала ещё одна машина Brabham Риккардо Патрезе. Возможно, Риккардо и хотел бы поквитаться с Сенной за напарника, но догнать его не мог.

Самая серьёзная авария уик-энда произошла на 31-м круге. В скоростной Peraltada на Arrows Уорика что-то сломалось (возможно, вследствие столкновения с Накаджимой в начале гонки), и он на скорости выше 200 км/ч вылетел с трассы и врезался в стену. Удар был очень силён – отработанные покрышки, ограждавшие стену, разлетелись на десятки метров вокруг! Дирекция гонки немедленно остановила гонку. Машина была серьёзно разбита, к всеобщему облегчению, Дерек покинул кокпит сам.

Пилоты преодолели меньше половины дистанции, так что спустя какое-то время гонку пришлось продолжить. Однако в перерыве пилотам позволили сменить шины – к огромному разочарованию Пике, который из-за этого лишился своего стратегического преимущества. К тому же, отрывы, зафиксированные на момент остановки гонки, будут прибавлены к итоговому времени, что существенно осложнило задачу Пике – ведь он уступал Мэнселлу 40 секунд.

Найджел Мэнселл

Бразилец блестяще стартовал, сумев уже в первом повороте выйти в лидеры, но фактически по-прежнему был только четвёртым. Постепенно он смог оторваться от Сенны и Патрезе на достаточное расстояние, чтобы обеспечить себе второе место по итогам двух частей гонки, но Мэнселл ехал достаточно быстро, чтобы сохранять итоговое лидерство.

В целом вторая половина дистанции получилась гораздо более спокойной, чем первая, но один яркий эпизод в ней всё же произошёл. За девять кругов до финиша на машине Сенны заблокировалось сцепление. Lotus развернуло, машина заглохла и замерла в опасном месте, и Айртон попросил маршалов вытолкнуть её обратно на трассу – как в начале гонки они это сделали в случае с Пике.

Маршалы вняли его мольбам, но машина не завелась и снова остановилась – на этот раз прямо на траектории в повороте! Маршалам пришлось снова толкать её, но их с Сенной мнения при этом разделились – бразилец настаивал на том, чтобы они помогли ему завести мотор, а маршалы хотели закатить Lotus в карман на трассе. Закончилось всё тем, что Сенна съехал с асфальта, остановил машину, вылез из кокпита и набросился с кулаками на ближайшего из волонтёров! Маршал отделался ударом по лицу, Айртон – штрафом в $15 тысяч от FISA.

Линию финиша Пике пересёк первым, но победителем гонки стал Мэнселл – его суммарный отрыв от напарника превысил 26 секунд. Победа позволила заметно сократить отставание в чемпионате – ведь из-за правила 11 лучших результатов Пике заработал за своё второе место не шесть очков, а только три. С другой стороны, бразилец минимизировал потери после очень неудачного начала гонки. На третье место поднялся Патрезе, что для Brabham в том сезоне было большим успехом – к тому же это первый подиум для Риккардо за три года.

Подиум Гран При Мексики

Казалось бы, у всех пилотов первой тройки был повод для радости, но обстановка на подиуме оказалась напряжённой. Мэнселл остался очень недоволен манёврами напарника на втором старте – он считал, что тот намеренно «захлопывал калитку» прямо перед носом его машины, чтобы спровоцировать аварию, и прямо сказал об этом журналистам.

Услышав это, Пике возмутился: «Это полная ерунда! Я профессионал! И если захочу кого-то выбить с трассы, то поверьте, я знаю, как это делается. Но я никого не пытался выбить». Парадоксально, но хотя Сенна и Прост в Мексике лишились шансов на титул, а Williams заработала командный дубль, отношения между двумя её пилотами, и без того неважные, испортились окончательно.

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости