Гран При Бразилии: Пресс-конференция в воскресенье

Интервью после финиша

1. Льюис Хэмилтон (Mercedes)
2. Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)
3. Кими Райкконен (Ferrari)

Интервью на трассе

Вопрос: (Пол ди Реста) Макс, что произошло на трассе между вами и Эстебаном Оконом?
Макс Ферстаппен: Не знаю, что сказать. Вы делаете всё, что в ваших силах, прорываетесь через пелотон за рулем хорошей машины, а затем этот идиот вытесняет вас с трассы, проигрывая круг.

Вопрос: (Пол ди Реста) После квалификации никто не предполагал, что вы будете сражаться за победу. Вы смело атаковали в первом повороте, используя все возможности машины...
Макс Ферстаппен: По-моему, гонка прошла лучше, чем ожидалось, машина великолепно работала. Кроме того, команда подготовила для меня оптимальную стратегию. На шинах SuperSoft я проехал довольно длинный отрезок в отличном темпе. Не знаю, что сказать… Я рад второй позиции, но сегодня я должен был выиграть.

Вопрос: (Пол ди Реста) Вам едва не удалось выиграть две гонки подряд, это добавляет оптимизма на следующий сезон?
Макс Ферстаппен: В следующем году мы должны получить более мощный двигатель, так что станем ещё сильнее.

Вопрос: (Пол ди Реста) Кими, на последних кругах гонки вас активно прессинговал Даниэль Риккардо, но вы сумели финишировать третьим. Довольны результатом?
Кими Райкконен: Хорошая была гонка, хоть и сложная. Пришлось побороться, мы надеялись на более высокий результат, но оказалось, что добиться его не так просто.

Вопрос: (Пол ди Реста) Похоже, ваша стратегия не вполне себя оправдала – в начале гонки соперники были намного быстрее на более мягких шинах, особенно если говорить о Максе...
Кими Райкконен: Не знаю, правильно ли мы поступили, что стартовали на Soft, но резина на моей машине работала неплохо, вот только обгонять было тяжело. Я терял слишком много времени на обгонах, но с тактикой никогда не угадаешь. Всё равно уже нельзя ничего переиграть.

Вопрос: (Пол ди Реста) Льюис, сегодня ваша команда в пятый раз подряд выиграла Кубок конструкторов. Что значит для коллектива этот успех?
Льюис Хэмилтон: Все прошедшие шесть лет команда выкладывалась на пределе, мы вместе добились невероятных успехов. Кубок конструкторов – тот трофей, на который команда работает весь сезон, ради него сотрудники каждое утро приходят на свои рабочие места и прилагают максимум усилий. Мы снова сработали, как одно целое, и я не раз говорил, насколько горжусь тем, что представляю Mercedes на трассе.

Можно сказать, сегодня мы в блестящем стиле обеспечили себе Кубок конструкторов: с мотором явно наблюдались проблемы, но мы победили вопреки всем сложностям. В какой-то момент Макс Ферстаппен буквально промчался мимо, но позже он допустил ошибку, и мы снова вернулись в борьбу. Я безмерно благодарен всем нашим сотрудникам, партнерам и спонсорам – без вас этого бы не было! Мне удалось победить в Бразилии, огромное спасибо!

Вопрос: (Пол ди Реста) О чем вы подумали, когда увидели, как Макса Ферстаппена развернуло на трассе? Ожидали ли вы, что он сумеет отыграть отставание и снова создаст прессинг?
Льюис Хэмилтон: Знаете, сам инцидент меня не удивил. Я видел, что Макс и Эстебан сражаются друг с другом, но это не была борьба за позицию, и сам я в такой ситуации действовал бы иначе. Хорошо, что Ферстаппену удалось продолжить гонку, а неприятности порой случаются, это гоночный инцидент. Макс реагирует слишком агрессивно, иногда это имеет свои последствия, но сейчас я горд за наш успех, а остальное мне не важно.

Вопрос: (Пол ди Реста) С момента перехода Формулы 1 на турбомоторы вы с Mercedes одержали 49 побед, выиграв каждую вторую гонку – фантастическая статистика! В этом во многом ваша личная заслуга, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Я всегда говорил, что являюсь лишь звеном в одной большой цепи. Команда предоставляет мне машину, позволяющую бороться за победы, а я стараюсь сработать как можно лучше. Приятно, что иногда мне удается сделать для успеха даже больше, чем требуется, но ради этого я и выступаю в гонках!

Пресс-конференция

Пресс-конференция после гонки

Вопрос: (Скотт Митчелл) Макс, представляю, насколько вы сейчас раздосадованы. Что произошло между вами и Эстебаном после гонки? Мы наблюдали, скажем так, потасовку. Эстебан как-то спровоцировал вас? Планируете ли вы побеседовать с ним, когда эмоции немного стихнут?
Макс Ферстаппен: Мне нечего сказать об этой ситуации, кроме того, что Эстебан поступил не лучшим образом.

Вопрос: (Родриго Франка) Вопрос ко всем. Как, по-вашему, Формула 1 сможет в будущем привлечь молодую аудиторию, если беспилотные машины и электродвигатели прогрессируют столь быстрыми темпами? Можно ли в перспективе ожидать слияния Формулы 1 с Формулой E?
Льюис Хэмилтон: Мне сложно отвечать на этот вопрос, поскольку у меня предвзятое мнение. С одной стороны, меня беспокоит, что выхлопные газы машин Формулы 1 наносят вред окружающей среде, с другой – я гонщик, всегда буду приверженцем бензиновых моторов и ни при каких условиях не полюблю электрические. Надеюсь, что до того момента, как я покину гонки, мы будем выступать на бензиновых V-образных моторах, имеющих хоть какое-то звучание.

Здорово, что Формула E обретает всё большую популярность, и что в электромоторы активно инвестируют средства крупнейшие производители вроде Audi, BMW и Mercedes. По всему миру в дорожных пробках каждый день стоят многие тысячи машин, со временем на смену большинству из них придут гибридные автомобили, и это благотворным образом скажется на экологии, но проблему с выхлопными газами можно решать и другими способами.

Не думаю, что Формулу 1 и Формулу E когда-нибудь можно будет справедливо сравнивать между собой. Возможно, через 5-10 лет такой шанс появится, но уже сейчас используемые нами технологии гораздо совершеннее тех, к которым в Формуле E могли бы прийти в будущем. К тому же, их машины пока уступают в скорости даже машинам Формулы Ford, им потребуется немало времени, чтобы добиться такого же темпа, какой мы имеем сейчас.

Впрочем, не знаю, преследуют ли они такую цель. Судя по фотографиям в социальных сетях, внешне машины Формулы E выглядят впечатляюще, так что я желаю этой серии всяческих успехов и буду наблюдать за её прогрессом.

Макс Ферстаппен: Кажется, в руководстве Формулы E четко дали понять, что не намерены конкурировать с Формулой 1, и этих заявлений, как мне кажется, вполне достаточно для ответа на ваш вопрос. Формула E – совершенно иная гоночная серия. Да, с приходом крупных автопроизводителей она становится более интересной, но в данный момент я счастлив выступать в Формуле 1, и даже если все вокруг будут повально увлечены электромоторами, останусь одним из тех немногих, кто будет изо всех сил пытаться выкупить последнюю бочку бензина!

Кими Райкконен: Нечего добавить. Внешне машины Формулы E выглядят неплохо, но не более.

Вопрос: (Ливио Орихио) Макс, считаете ли вы, что наказания в виде десятисекундной остановки в боксах достаточно за то, что усилия 900 сотрудников Red Bull Racing не привели к победе в гонке?
Макс Ферстаппен: Думаю, совершенно не важно, какое наказание получил за этот инцидент Эстебан Окон. Я уже поплатился тем, что не смог выиграть гонку, и даже если бы Эстебану назначили два проезда по пит-лейн или вовсе дисквалифицировали, это не изменило бы мой собственный результат. Не знаю, каким могло бы быть справедливое наказание. Да, у гонщиков есть право вернуться в один круг с лидером, но при этом нужно соблюдать осторожность.

Вопрос: Макс, насколько сильные повреждения получила ваша машина в том столкновении?
Макс Ферстаппен: Кажется, сбоку от днища откололось несколько кусков шириной до 20 сантиметров, из-за чего машина серьезно потеряла в прижимной силе. Мне пришлось скорректировать немало регулировок, но полностью компенсировать потери не получилось. Да, машина по-прежнему ехала быстро, но без всех этих неприятностей скорости могло быть больше.

Вопрос: (Дарио Коронель) Льюис, почему сегодня вы настолько эмоционально отреагировали на победу?
Льюис Хэмилтон: Видимо, проявились эмоции от выигранного в Мексике титула. Пару недель назад у меня не было ощущения триумфа, поскольку я помнил, что мы должны выиграть еще и Кубок конструкторов, и что ради команды я обязан сохранять концентрацию. Я активно готовился к этому уик-энду и делал всё, чтобы обеспечить нам максимальные шансы.

Желание победить в чемпионате всегда очень велико, в такой ситуации вполне возможны ошибки, но мы с командой в этом сезоне их практически не допускали – по крайней мере, на трассе. За предыдущие годы мы многого добились, но сохранили объединяющее нас всех стремление к успеху. Отношения в коллективе хороши, как никогда прежде, мы обеспечили себе очередной Кубок конструкторов – притом в очень непростой гонке.

По ходу дистанции я говорил машине: «Давай же, продержись до финиша», – у нас были явные проблемы с мотором. Я постоянно наблюдал в зеркалах машину Макса и проезжал круги в квалификационном ритме, стараясь сохранить лидерство. Думаю, именно такими должны быть гонки. Жаль, по ходу сезона столь захватывающие этапы случаются редко, но мы всё же выиграли Кубок конструкторов пятый год подряд! Мы вместе творим историю, и даже если бы я сегодня завершил карьеру, в Mercedes спустя многие годы помнили бы этот успех и то, что я был его частью!

Вопрос: (Ариан Шутен) Макс, с самого начала уик-энда вы говорили, что эта трасса не вполне подходит вашей машине, и что за победу вряд ли удастся побороться, однако даже с разворотом на трассе сегодня вы уступили победителю всего 1,6 секунды. Каковы шансы на победу в Абу-Даби через две недели?
Макс Ферстаппен: Не представляю. В этой гонке мы оказались намного конкурентоспособнее, чем предполагали. Конечно, я рассчитывал, что машина будет быстра, но не думал, что настолько. Посмотрим, как всё сложится в Абу-Даби.

Вопрос: (Маттеус Сакраменто) Макс, примерно такой же инцидент, как между вами и Эстебаном Оконом, произошел в 2001 году на этой же трассе между Хуаном-Пабло Монтойей и Йосом Ферстаппеном. Монтойя тогда лидировал в гонке, а ваш отец ехал шестнадцатым, и между ними произошло столкновение. Слышали ли вы о том инциденте, и если да, вспомнили ли о нем, когда столкнулись с Эстебаном?
Макс Ферстаппен: По-моему, это совершенно разные инциденты. Не знаю, что вы мне хотите сказать своим вопросом, но всегда досадно, когда кто-то выбивает тебя с лидирующей позиции.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости