Гран При Китая: Пресс-конференция в четверг

Гран При Китая: Пресс-конференция в четверг

Участники: Пьер Гасли (Toro Rosso), Маркус Эриксон (Sauber), Макс Ферстаппен (Red Bull Racing)

Вопрос: Пьер, начнем с вас и вашего сенсационного результата в Бахрейне. Расскажите, как это получилось? Какой была реакция на такой успех?
Пьер Гасли: Признаюсь, это было потрясающе! С детских лет я готовился к Формуле 1 и в Бахрейне добился лучшего результата в карьере. Приятно видеть, что усилия начинают оправдываться, что команда на верном пути. Для Toro Rosso это лишь вторая гонка с Honda, мы уже понимаем, что сотрудничество выстроено верно, а машина конкурентоспособна.

Меня по-настоящему впечатлила реакция после уик-энда, множество новостей, сюжетов на телевидении, я был рад получить слова поддержки от большого количества людей!

Вопрос: Вы сказали, что машина конкурентоспособна. Полагаете, она и здесь будет быстра?
Пьер Гасли: Отвечу вам завтра. Если честно, я очень надеюсь. Сейчас мы лучше понимаем работу машины и шин, оптимальные настройки, но нужно получить подтверждение. Предстоящий уик-энд позволит понять, насколько хороша STR13, действительно ли она одинаково быстра на разных автодромах. В Бахрейне мы выступили отлично, но не известно, будет ли у нас такая же скорость на других трассах. Надеюсь, мы сработаем столь же уверенно, но первые выводы можно будет сделать только в пятницу.

Вопрос: Перед этим уик-эндом вы чувствуете себя увереннее?
Пьер Гасли: Конечно, я и команда чувствуем себя увереннее, чем перед этапами в Мельбурне и Бахрейне. Для меня это первая гонка в Шанхае на незнакомой трассе, потребуется чуть больше времени на адаптацию, но вместе с тем следует сохранять осторожность в прогнозах – высокая скорость не гарантирована, а борьба в середине пелотона предельно острая.

В Бахрейне у нашей машины был фантастический баланс, превосходный уровень сцепления с асфальтом, но стоит допустить просчёт, потерять две-три десятых и окажешься в конце плотной группы, что изменит все планы на уик-энд. Нужно сохранять спокойствие и удостовериться в том, что мы всё делаем верно.

Вопрос: Маркус, для вас гонка в Бахрейне тоже сложилась удачно. Что скажете о тех событиях?
Маркус Эриксон: Как вы заметили, для Sauber это была отличная гонка, а очки стали достойной наградой для всей команды. В межсезонье у нас произошло немало перемен, позади остались два непростых года, когда мы занимали последнее место в Кубке Конструкторов, но с приходом Alfa Romeo в качестве титульного спонсора для команды началась новая глава. Мы много трудились, чтобы добиться прогресса, и закончить уже вторую гонку в призовой десятке – это всем прибавит сил. Лично я невероятно рад заработать очки, тот уик-энд получился очень позитивным!

Вопрос: В прошлый раз вы зарабатывали очки 50 гонок назад. Вы почувствовали облегчение, прервав неудачную серию?
Маркус Эриксон: Конечно! За этот период я четырежды финишировал одиннадцатым, хорошо проводил гонки, но сложно заработать очки, когда твоя машина – самая медленная в пелотоне. Временами я пилотировал идеально, но финишировал только четырнадцатым – это досадно, ведь мы выступаем, чтобы зарабатывать очки. Финиш в призовой десятке принёс настоящее облегчение.

Вопрос: Если прошлогодняя машина Sauber была самой медленной в пелотоне, то насколько хороша нынешняя?
Маркус Эриксон: Сейчас у нашей машины хороший базис. Как заметил Пьер, борьба в середине пелотона очень плотная, мы тоже в этой группе, ближе к концу. Впрочем, как показало недавнее выступление Toro Rosso, за счёт прогресса можно быстро продвинуться выше.

Я рад, что наша скорость позволяет бороться в середине пелотона, теперь нужно приложить еще больше усилий, чтобы улучшить позиции – на базе команды и на трассе предстоит сделать немало. Нужно выкладываться по максимуму, тогда мы сможем бороться за очки в каждой гонке.

Вопрос: Уверен, у вас это получится! Макс, в отличие от Пьера и Маркуса для вас и Red Bull Racing этап в Бахрейне закончился разочарованием. Кажется, для команды это первый двойной сход с Гран При Кореи 2010 года. Как обстоят дела с машиной? По ходу зимних тестов вы с оптимизмом оценивали её скорость, но что можете сказать после двух гонок?
Макс Ферстаппен: Машина очень быстра, особенно на дистанции гонки. Да, в квалификации не хватает максимальной скорости, но в воскресенье мы чувствуем себя уверенно, и в Бахрейне я не сомневался, что смогу отыграть немало мест, поскольку RB14 позволяла претендовать на подиум. С нетерпением жду начала уик-энда. Машина быстра, мы получим немало новинок – я готов продолжать.

Вопрос: В Бахрейне вы отлично стартовали, но затем произошел инцидент с Льюисом Хэмилтоном. Что вы думаете о той ситуации? Вы видели запись?
Макс Ферстаппен: Я находился в машине, так что всё видел и чувствовал! Это гонки, иногда маневр проходит, иногда – нет. Можете говорить об инциденте всё, что вам хочется, но лично я считаю, что действовал корректно и без лишнего риска. К сожалению, в этот раз атака не прошла, тогда как в Мексике в 2017-м у меня всё получилось. Возможно, в этот раз мы с Льюисом оставили друг другу недостаточно места, но, опять же, это часть гонок. Иногда тебе везет, иногда – нет.

Вопрос: После того инцидента вы говорили с Льюисом?
Макс Ферстаппен: Нет.

Вопрос: Насколько важно для вас заработать очки в предстоящий уик-энд? Возможно, от вас следует ожидать более консервативного подхода?
Макс Ферстаппен: Очки всегда остаются целью, но мы здесь ради побед и подиумов, и именно в первой тройке я постараюсь финишировать. Для меня ничего не меняется.

Вопросы с мест

Вопрос: (Фил Дункан) Макс, вы слышали слова Льюиса, сказанные им после гонки? Планируете ли вы с ним поговорить и намерены ли скорректировать свой стиль пилотирования?
Макс Ферстаппен: Я мог бы поговорить с Льюисом, но не уверен, что в этом есть необходимость. И почему я должен что-то корректировать? В моих действиях не было ничего неправильного, я просто пытался обогнать соперника: увидел возможность и постарался её реализовать. Точно так же всё могло закончиться неудачно для меня или соперника в Мексике в 2017-м, но там атака удалась. Это гонки, и я не понимаю, почему все вокруг продолжают обсуждать тот момент в Бахрейне.

Вопрос: (Джап де Грут) Макс, год назад в Бахрейне вы стартовали шестнадцатым, а финишировали третьим. Вы помните фантастический первый круг той гонки? Вдохновляет ли вас тот пример? Сейчас вы говорите об этапе в Мексике, хотя в Бахрейне год назад провели гораздо больше обгонов.
Макс Ферстаппен: В той гонке мы стартовали на дождевых шинах, всегда проще обгонять соперников, если хорошо чувствуешь машину. На сухом асфальте сделать это сложнее, но иногда на первых кругах всё складывается идеально.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Пьер, ваш результат в Бахрейне стал лучшим для Honda после их возвращения в Формулу 1. Их силовые установки явно прибавили в надежности, но какой скорости вы ждете в предстоящий уик-энд? Слабым звеном Honda всегда была система рекуперации, а здесь две длинные прямые…
Пьер Гасли: С полученным в Бахрейне опытом мы рассчитываем на хорошую конкурентоспособность, но пока не ясно, окажемся ли мы во главе плотной группы или в середине. Совершенно понятно, что для аналогичного результата мы должны всё сделать идеально. Конфигурация китайской трассы с её длинной прямой не вполне подходит нашей машине, но здесь нужна высокая эффективность машины на втором секторе, так что мы можем рассчитывать на достаточный темп.

Позади всего две гонки, из которых в Мельбурне мы ехали слишком медленно, а в Бахрейне – гораздо быстрее, чем ожидалось, потому сложно делать выводы о реальной скорости машины. Хочется верить, мы продолжим бороться в верхней части середины пелотона.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Пьер, после гонки в Бахрейне вы сказали: «Теперь мы участвуем в сражении!», - и эти слова многими были восприняты как ответ на реплику Фернандо Алонсо, прозвучавшую еще в Мельбурне. Что скажете?
Пьер Гасли: Я пошутил. Нам следует отметить заслуги Honda, после трех непростых сезонов с McLaren им удалось вместе с нами уже во второй гонке финишировать на четвертом месте. Они выкладываются по максимуму и заслужили такой результат.

Не поймите меня неправильно. После гонки я получил немало нелестных сообщений от испанских болельщиков, хотя я с большим уважением отношусь к Фернандо Алонсо и считаю его одним из лучших гонщиков всех времен. Я еще ребенком следил за его выступлениями, и мои слова не были адресованы ему лично, я просто похвалил Honda, ведь парни это заслужили.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Маркус, вы говорили о новой главе с Alfa Romeo. Не могли бы рассказать подробнее, как обстоят дела, и чем нынешняя ситуация отличается от прошлогодней? Наконец, каково это – стать первым гонщиком, заработавшим очки на машине, носящей имя Alfa Romeo?
Маркус Эриксон: Как я уже говорил, для нашей команды словно началась новая глава. Мы стали сотрудничать с Alfa Romeo, к нам пришло много новых специалистов, по-иному стали обстоять дела с ресурсами, и внутри команды снова чувствуется мотивация и вера в успех. Теперь мы хотим занимать более высокие места в пелотоне, тогда как в предыдущие годы хотели просто дотянуть до конца сезона. Нам приходилось сражаться за выживание каждую неделю, и в таких условиях сложно работать над скоростью, но нынешний сезон мы начали с желанием добиться результатов, и мне приятно видеть в коллективе совершенно иной настрой. Да, впереди долгий сезон, нужно продолжать выкладываться, но пока дела идут очень здорово.

Что касается сотрудничества с Alfa Romeo, для меня это большая честь. Я горжусь тем, что представляю в Формуле 1 этот легендарный бренд, для меня было особенным событием вместе с ним заработать очки.

Вопрос: Чем силовая установка Ferrari последней спецификации лучше той устаревшей, что вы использовали в 2017-м?
Маркус Эриксон: Она лучше не только в мощности – во всём: в управляемости, в работе с рекуперацией энергии. Приятно больше не иметь дел с ограничениями, которые были у нас в предыдущем сезоне – тогда фактор устаревшей силовой установки очень сдерживал.

Вопрос: (Джонатан МакЭвой) Макс, если вы считаете, что в той ситуацией с Льюисом действовали корректно, почему, по-вашему, Хэмилтон был недоволен?
Макс Ферстаппен: Всегда проще обвинить во всём молодого гонщика – по-моему, причина только в этом. Как я уже говорил, в гонках подобные инциденты иногда случаются, а мне самому нет причин что-то менять.

Вопрос: (Рик Шпекенбринк) Макс, если бы вас попросили составить список любимых трасс, где бы в нём оказался автодром в Шанхае?
Макс Ферстаппен: Где-нибудь!

Вопрос: (Рик Шпекенбринк) В первой пятерке или ниже?
Макс Ферстаппен: Китайская трасса хороша для гонок, она определенно попала бы в мой список.

Вопрос: (Джап де Грут) Макс, в Бахрейне вас и Даниэля Риккардо подвела машина. Команде удалось разобраться с причинами?
Макс Ферстаппен: На моей машине по ходу уик-энда пришлось менять подвеску и днище, так как они пострадали в аварии. От машины Даниэля в гонке, пожалуй, можно было ожидать большего, но мы столкнулись с теми же проблемами, что наблюдались в прошлом году в Канаде и на недавних зимних тестах. С этим нужно разобраться, но что лично я могу предпринять? Это задача Renault, и там над ней активно работают. Здесь партнеры снова постараются предоставить нам максимально эффективную силовую установку, и я не слишком-то беспокоюсь. В конце концов, если чему-то суждено случиться, ты не в силах это предотвратить.

Вопрос: (Андреа Кремонези) Макс, пришлось ли команде менять коробку передач на вашей машине для предстоящего уик-энда?
Макс Ферстаппен: Зачем? В любом случае, в предыдущей гонке я не доехал до финиша, так что замену мы можем себе позволить.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости