Лопес: Мы получили от Формулы 1 больше, чем потратили

Жерар Лопес

В обстоятельном интервью испанской газете El Confidential основатель фонда Genii Capital и совладелец Lotus Жерар Лопес рассказал о влиянии Формулы 1 на свой бизнес, ситуации в чемпионате и команде, а также о контракте с Кармен Хорда...

Вопрос: Прежде всего, хотелось бы, чтобы вы пояснили: каким был фонд Genii Capital до прихода в Формулу 1, и как он изменился после?
Жерар Лопес: Хороший вопрос… Мне никто его не задавал… (улыбается). В нашей работе в промышленном секторе практически ничего не изменилось. То же самое можно сказать о технологической и строительной сферах. Многое изменилось в инвестиционном плане, ведь мы вышли на новые рынки. Кроме того, существенное изменение в том, что Формула 1 позволила нам выйти на энергетический рынок и расширить географию.

Вопрос: В какую сумму вам и Genii Capital сегодня обходится Формула 1?
Жерар Лопес: Сложно сказать. Но, судя по отчетности, в финансовом плане мы ничего не потеряли. Вопрос в том, какой смысл вы вкладываете в свой вопрос. Например, можно ли в список того, что нам дала Формула 1, включить новые деловые контакты, или нет? Я не говорю о финансовом аспекте, хотя объективности ради его надо учитывать, но я уверен, что мы получили больше, чем потратили. Это точно.

Вопрос: В команде произошли радикальные перемены, и теперь она снова окупается?
Жерар Лопес: Да, в прошлом году это было именно так.

Вопрос: Когда вы вкладываете деньги, должна быть какая-то отдача… Теперь у вас уже богатый опыт работы в Формуле 1: оглядываясь назад, что бы вы сегодня не стали делать?
Жерар Лопес: Возможно, я бы не стал рисковать и бороться за победу или вторую строчку, удовлетворившись четвертым или пятым местом, как это было два года назад. Но если у тебя есть амбиции, и ты хотя бы немного любишь борьбу – а мы очень амбициозные люди – от подобного шанса отказаться сложно, но в итоге можно стать самым главным врагом самому себе.

Второе. В прошлом году в Остине я первым заговорил о финансовых проблемах спорта в целом, а не о сложностях конкретной команды. Если бы я знал, что это привлечет столько внимания, возможно, я заговорил бы об этом раньше.

Вопрос: И вы расплачиваетесь за эту вашу позицию?
Жерар Лопес: Когда у вас есть собственное мнение, за него всегда приходится платить.

Вопрос: Что вы думаете о Формуле 1 как человек, обладающий широкими взглядами на бизнес, участвующий в чемпионате и увлеченный автоспортом? Ведь взгляд профессионала отличается от мнения любителя…
Жерар Лопес: Да. Опасность в том, что все в Формуле 1 считают себя незаменимыми. Складывается впечатление, что мы считаем себя центром вселенной, хотя на самом деле это не так. Надо делать поправку на то, что происходит вокруг.

Прежде всего, Формула 1 – это отличный спорт. Он уникален, и это связано с его глобальным характером. Ф1 можно сравнить с теннисом или футболом, но она иначе себя преподносит. Она остается одинаковой в разных странах – это то же самое, как если бы матчи NBA проходили по всему миру. И в этом есть определенная ценность.

Во-вторых, это технологии, которые мы используем в машинах – всё это очень высокого уровня, хотя мне кажется, что сейчас технологический аспект сильно преувеличен. Мы очень далеко продвинулись в том, как работать с этими машинами и как ими управлять.

Минус в том, что, несмотря на все технологии, у нас почему-то нет спонсоров и инвесторов. Мы не умеем правильно продавать свой продукт. Мы продаем его автоконцернам, но дальше этого дело не идёт. Мы терпим неудачу из-за того, что нам сложно понять, как наладить связь с миром, где востребованы высокие технологии. Если мы возьмём 10 любых активно торгующих компаний, окажется, что три из них не связаны с технологиями, а остальные семь не участвуют в Формуле 1.

Вопрос: Сейчас падают телевизионные рейтинги…
Жерар Лопес: Это второй минус. И в этом плане есть две проблемы. Первая – это география, то есть вы должны привлекать аудиторию в странах, где проходят гонки, но вы не можете искусственно заполнить трибуны или же привлечь людей к телевизору. Я говорю о Китае и Индии. Это проблема культуры…

Некоторое время назад я кому-то приводил пример: у меня есть друг из США, работающий на канале NBC. В прошлом году эта компания купила права на трансляцию, и он спрашивал меня, как продать Формулу 1 американцам. Я сказал, что помимо привлечения зрителей за счет красивых машин, он должен добавить к этому то, что актуально для американской культуры: яхты в Монако, знаменитые спортсмены, т.е. элементы шоу, которых нет в NASCAR. Это другая культура.

Нужно знать, что интересует китайцев, индийцев. Речь идет о том, как преподнести один и тот же спорт так, чтобы он был интересен в каждой конкретной стране. В Китае Coca-Cola продают в другой упаковке, но её вкус остаётся тем же.

Вопрос: Кроме того, меняется возраст аудитории…
Жерар Лопес: Существует проблема поколений. Когда я утром в понедельник шёл в школу, у меня было две темы для разговоров – футбольный клуб «Барселона» и Айртон Сенна. А сейчас немногие обсуждают «Барселону», и мало кто говорит о Льюисе Хэмилтоне.

У меня есть любопытный инвестиционный проект: я мажоритарный акционер европейской компании по прокату автомобилей, у которой самые доступные цены. Почему она успешно работает? Потому что молодежь не хочет покупать машину, она не интересуется автомобилями и не читает СМИ, которые рассказывают об автоспорте. Единственный способ посмотреть гонку – по ТВ, но молодежь его не смотрит. Можно продолжить разговор о поколении MTV, то есть о временах, когда мне было 18 лет. Нынешнее поколение изменилось. Молодые люди не смотрят ТВ, а если и смотрят, то всего три минуты.

Вопрос: Говорят, что для управления Формулой 1 нужен диктатор – только тогда она будет эффективно работать. Если бы этим диктатором были вы, то что бы вы сделали в первую очередь?
Жерар Лопес: Меня будут за это критиковать, поскольку у меня есть команда, но прежде всего, я бы сделал так, чтобы каждая команда стала франшизой, как и в любом другом спорте. Иначе говоря, у нее должна быть ценность, которая привлекала бы спонсоров или инвесторов. Как этого добиться? Сделать Формулу 1 рентабельной, чтобы все команды от самой крупной до самой маленькой могли бороться между собой. В прошлом году Берни Экклстоун говорил мне, что совершил ошибку на переговорах о распределении доходов. Это первое, что я бы сделал. Все команды должны соперничать на равных, а не просто выживать. Если мы этого добьёмся, всё заработает.

Во-вторых, почему эти технологии не объяснены широкой публике? Действительно ли нужно 500 или 800 человек, чтобы работать с двумя машинами и скрывать от конкурентов, что происходит у вас в команде? У нас есть технологии, которые никому не видны, и люди о них не знают...

Но здесь каждый занимается только своей командой, а в итоге это очень дорого всем обходится и не приносит прибыли. Хотя самые большие бюджеты во всем мире выделяются именно на технологии. Так инвестируйте эти деньги в Формулу 1!

Вопрос: Со стороны кажется очень странным, что при всех экономических проблемах Lotus внезапно получила лучший двигатель Mercedes. Предполагаю, команда должна заплатить за него, разве нет?
Жерар Лопес: Да, потому что мы никогда не говорили о наших финансовых потерях. И я скажу вам, откуда это всё идёт: от нашей наивности. Приобретая команду, мы одолжили ей свои деньги. Не банки это сделали, а мы сами. Почему? Объясню: поскольку мы никогда не собирались владеть всеми 100% акций Lotus, мы думали, что если однажды соберёмся её продавать, лучше пусть она будет должна, зато не надо будет платить налоги.

Теперь о продаже акций команды. Когда мы опубликовали нашу первую финансовую отчётность, наши потери были на уровне сорока миллионов. Что произошло потом? При всей моей любви к Формуле 1, в паддоке полно людей, которые в жизни не видели документов финансовой отчётности, но при этом все они рассуждают об экономике. Знаете, на конференции в Давосе тоже любят рассуждать о решении мировых экономических проблем.

Понимаете, когда я сам ссужаю деньги команде, я могу делать это очень быстро. Например, по такому же принципу работает Red Bull, и тогда все говорят, что у них отличный менеджмент, поскольку они работают без финансовых потерь. На самом деле, у них потерь не меньше. Но в Формуле 1 главное – имидж, и неважно, какой на самом деле менеджмент, хороший или плохой.

Вопрос: Если вы понимаете, что не можете побороться за победы, каков ваш план в среднесрочной перспективе?
Жерар Лопес: Я хочу, чтобы в среднесрочной перспективе с командой всё было в порядке. Сейчас мы занимаем четвертое или пятое место по скорости, и должны сохранить эти позиции. Забудьте о двух первых позициях. При всём уважении к Williams, в прошлом году она завоевала третью позицию только благодаря двигателю. Команде, в которой 550 человек, сложно сражаться с соперниками, у которых работает 850 человек. Это возможно только в течение одного сезона, не больше, да и то, только из-за перемен в регламенте.

Вопрос: Для чего вы подписали контракт с Кармен Хорда?
Жерар Лопес: Мы знали, что получим две вещи. Во-первых, в команде появилась девушка с яркой внешностью, что придаёт Формуле 1 некую свежесть. Кроме того, к нам пришли бренды, которые хотели обратить на себя внимание. Некоторые люди утверждают, что всё это только ради рекламы… Конечно, но дело в том, что вся наша машина и так полностью покрыта рекламными логотипами.

В этом мире царит зависть, и если вы что-то делаете, независимо от того, хорошо это или плохо, ключевую роль играет не то, что ты делаешь, а то, как ты это продаешь. В случае с Кармен всё немного иначе. Мы пошли на это, чтобы создать положительный имидж и добиться, чтобы о нас говорили. Что в этом плохого?..

Текст: . Источник: El Confidential
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости