Новогоднее интервью: Михаил Алёшин

Михаил Алёшин

Михаил Алёшин – один из самых известных российских гонщиков, накопивший большой опыт выступлений в самых разных сериях. Сейчас Михаил выступает за команду SMP Racing в чемпионате мира FIA WEC на шасси BR1, в самой старшей категории LMP1. Недавно он, вместе со своими напарниками Виталием Петровым и Дженсоном Баттоном, завоевал первый для команды подиум в этом году.

Суперсезон FIA WEC ещё продолжается и завершится только в июне, второй гонкой в Ле-Мане. Но 2018 год закончился, и в интервью F1News.ru Михаил подвёл его итоги.

Вопрос: На этапе в Шанхае вам с напарниками всё же удалось подняться на подиум. Что для вас значит этот успех?
Михаил Алёшин: Конечно, этот подиум был нужен всей команде. Важно понимать, чувствовать и видеть результат своей работы. Было очевидно, что мы идём к такому результату, несколько раз мы были близки к нему, но каждый раз достичь его не удавалось. И всё же нам удалось уйти на новогодние каникулы в хорошем расположении духа, с пониманием, что мы можем подниматься на подиум, всё идёт хорошо, можно работать дальше.

Вопрос: Нет ли у вас ощущения, что гонок в WEC сейчас слишком мало? И их просто недостаточно для гонщиков, чтобы оставаться в тонусе?
Михаил Алёшин: Конечно, такое ощущение есть. Сейчас мы прорабатываем различные варианты решения этой проблемы. Пока не могу говорить ни о чём конкретном, но три гонки до следующего сентября – это маловато.

Вопрос: Как бы вы подвели итоги прошедшего года лично для себя?
Михаил Алёшин: Если говорить лично обо мне, то у меня были и более результативные сезоны, но с точки зрения удовольствия и интереса к тому, чем я сейчас занимаюсь, это вполне сравнимо с первым годом в IndyCar. Машина новая и ты можешь постоянно заниматься её доработкой. Ты видишь результаты этой работы, видишь новинки на машине, и фактически каждый раз, когда ты приезжаешь на новый этап, чувствуешь, что она прибавила.

В результате работы команды SMP Racing, конструкторского бюро BR Engineering, совместно с Dallara, что-то улучшилось, и это сказалось на времени прохождения круга. Это очень интересная работа, и могу сказать, что подобных возможностей по ходу карьеры у меня было не так много. А на подобном уровне скоростей, наверное, не было вовсе. Всё же IndyCar – это фактически моносерия, там ограничений по доработке намного больше.

Вопрос: Вы выступаете в LMP1, где фактически действуют два технических регламента – для Toyota с их гибридами и для всех остальных. Это приводит к тому, что, приезжая на этапы, вы заранее знаете, что если не произойдёт чего-то необычного, можете претендовать максимум на третье место. На ваш взгляд, это нормальная ситуация? И должна ли она разрешиться по окончании этого «суперсезона»?
Михаил Алёшин: Она никак не разрешится, если Toyota не уйдёт. Конечно, Toyota хочет выигрывать. Мне бы лично это было неинтересно – какой смысл побеждать, если у тебя нет соперников. Но их, видимо, устраивает. Когда принималось решение о проведении «суперсезона», разумеется, организаторы не смогли отказать Toyota, которые решили остаться в чемпионате, хотя уже успели к этому моменту договориться с нами, с Rebellion и некоторыми другими командами о работе в совсем других условиях.

Теперь перед ними стоит задача уравнять наши машины, но, конечно, это невозможно. Представьте, что команду Mercedes со своими машинами пустили в Формулу 2 и назвали всё это Формулой 1. Вот так тут и получилось. Единственная разница в том, что в Формуле 2 машину доводить нельзя, а нам – можно, но у нас нет гибридной установки, и наши моторы не могут развивать 1000-1100 л.с. Так что у нас нет шансов с ними конкурировать, но мы не знали, что так произойдёт.

Вопрос: Организаторы должны что-то изменить?
Михаил Алёшин: Не знаю, решать им. Мы же понимаем, что фактически выступаем в своём чемпионате, где боремся с теми же Rebellion и остальными, но никак не с Toyota. И поделать с этим ничего не можем.

Вопрос: Как вы в целом оцениваете современные тенденции в автоспорте? Куда он движется?
Михаил Алёшин: Сейчас мода на «зелёные» технологии – отсюда гибридные моторы, Формула E и так далее. Скажу честно, не могу сказать, что люблю и поддерживаю всё это. В Формуле E мне предлагали выступать ещё в первом году, но когда я разобрался, что это такое, послушал звук, узнал, с какой скоростью она едет, то понял, что не смогу себя перебороть. Но в то же время надо признать, что на сегодняшний день в Формуле E собран один из лучших составов пилотов в мире. Это очень сильные гонщики, и в этом плане чемпионат получился интересным. Просто сама его идея мне не близка.

Что касается других чемпионатов, то DTM – прекрасный чемпионат, но, к сожалению, оттуда ушёл Mercedes. Двух производителей для такого класса маловато. Очень жаль, что из LMP1 ушли Audi и Porsche. В общем, есть как позитивные, так и негативные моменты.

Я считаю хорошей идеей создание женской серии, Формулы W. С моей точки зрения, это надо было сделать давно, потому что у мужчин и женщин тут изначально условия неравные. Никто же не заставляет женщин играть с мужчинами в теннисе, например. Нет, конечно, дело не в том, что девушки хуже водят, как некоторые думают – вопрос только в физических нагрузках. Женщины уступают мужчинам в физической силе, и ничего с этим поделать нельзя.

Да, хорошо тренированная женщина может быть сильнее обычного мужчины, но тренированный мужчина при этом всё равно имеет преимущество. Поэтому здорово, что для женщин создали отдельную серию, и они, наконец, смогут сражаться за победы в равных условиях. Мне кажется, что это честно. Хотя я никогда не был против выступлений девушек и в основных сериях. И более того, скажу, что много с какими девушками выступал в гонках, и ни разу никогда с ними не было на трассе никаких проблем. Они пилотируют намного более дисциплинированно, чем, так скажем, представители моего пола.

Вопрос: То есть проявить себя в автоспорте женщинам мешают именно физические нагрузки?
Михаил Алёшин: Да, есть чисто физические ограничения. До определённого уровня девушки чувствуют себя в автоспорте неплохо. Но в GP3, в Формуле 2 нагрузки уже слишком велики. Девушкам выступления в таких категориях даются очень тяжело.

Вопрос: Чего бы вы пожелали на этот Новый год самому себе?
Михаил Алёшин: Самому себе? Наверное, здоровья, и не только мне, но и всем своим родным и близким. И, конечно же, удачи.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости