Дженсон Баттон: Я навсегда останусь гонщиком

Дженсон Баттон

В этом году в программу традиционной церемонии GQ Car Awards, в которой отмечаются различные достижения в автомобильной сфере, впервые включена номинация «За выдающиеся успехи в профессиональной области». И первым, кто достоин этой премии, популярный американский журнал GQ признал Дженсона Баттона, чемпиона мира 2009 года, который и в свои 39 лет продолжает выступать в гонках. Причём это у него по-прежнему неплохо получается: в прошлом году он завоевал титул в японской кузовной серии Super GT.

Вопрос: Для того, кому вручают премию за выдающиеся успехи, достигнутые в течение всей жизни, вы ещё довольно молоды. Нет ощущения, что ваша гоночная карьера продолжается уже очень долго?
Дженсон Баттон: Есть, ведь я занимаюсь одним и тем же делом с 8-летнего возраста. Когда начинаешь об этом задумываться, получается, что моя карьера продолжается уже 30 лет.

Вопрос: Если вспомнить детство, был ли какой-то конкретный момент, когда вы решили: «Я стану гонщиком»?
Дженсон Баттон: Да, это было, когда я начал выступать в Европе. Впервые за это начали платить другие люди, и я вдруг почувствовал некий прессинг. До этого было одно сплошное удовольствие: ты гоняешься, побеждаешь и путешествуешь вместе с отцом. Мне было 14, когда я подумал: «Начинается настоящая работа».

Вопрос: Когда вы пробились в Формулу 1, вы стали самым молодым британским гонщиком в истории чемпионата. Все ли надежды сбылись?
Дженсон Баттон: Всё это не было похоже на ту гламурную жизнь, которую люди себе представляют – это мне запомнилось больше всего. Монако, конечно, очень гламурное место, но о большинстве остальных трасс этого не скажешь. Ты под постоянным присмотром, за тебя всё планируют, и тебе остаётся думать только о том, чтобы выполнять требования команды: давать интервью, общаться с инженерами и управлять гоночной машиной. Впрочем, это прекрасная жизнь, и ты становишься избалованным. А теперь мне приходится вновь самому стирать своё бельё.

Вопрос: Что самое приятное в работе гонщика Формулы 1?
Дженсон Баттон: Для меня было два таких момента. Во-первых, сами соревнования. Вы не найдёте другого вида спорта, где острота соперничества была бы на таком уровне, как в Ф1. Во-вторых, управлять машиной Формулы 1 – это же одно удовольствие. Ты за рулём 900-сильного монстра, и твоя работа состоит в том, чтобы пилотировать его на пределе. Мало что сравнится с ощущениями, которые испытываешь, когда тебе удаётся выжать из машины абсолютно всё.

Вопрос: Вы долго шли к своей первой победе в Гран При, вам это удалось только со 113-й попытки. Как вы поддерживаете мотивацию, если пилотируете машину, не позволяющую бороться за победы?

Дженсон Баттон радуется своей первой победе, Хунгароринг, 2006 год
Дженсон Баттон: Пока не выиграете первую гонку, вы себя нормально чувствуете. Но когда вы начали побеждать, а потом это перестаёт получаться, это уже проблема, причём болезненная. В 2013-м мы не выиграли ни одной гонки и даже на подиум не поднялись. Наверное, для меня это был самый тяжёлый год.

Вопрос: Вы не слишком надолго задержались в Формуле 1?
Дженсон Баттон: Да, пожалуй, я провёл в чемпионате лишних полгода. Уже в начале 2016-го я понял, что сердце больше не лежит к Формуле 1. Всё это было тяжело, ведь в 2014-м ушёл из жизни мой отец, а он был рядом в течение всей моей карьеры. Когда его не стало, спорт для меня перестал быть прежним.

Вопрос: Какие эмоции доминировали, когда в 2009 году вы выиграли чемпионат?
Дженсон Баттон: Это забавно, ведь невероятные ощущения, которые ты испытываешь, когда побеждаешь, скоротечны. Но когда ты выигрываешь чемпионат, это скорее что-то вроде облегчения, поскольку сразу исчезает тот прессинг, которому ты себя подвергаешь.

Вопрос: Но этот прессинг вам по-прежнему доставляет удовольствие?
Дженсон Баттон: Думаю, да. В прошлом году я выступал в японском чемпионате Super GT, и его исход решался в последней гонке сезона. Прессинг был такой, что меня даже подташнивало, но когда я в итоге пересёк линию финиша, эйфория была невероятной. Показалось, что я снова могу нормально дышать. Но такие переживания мне нравятся.

Вопрос: О чём вы сожалели в годы карьеры в гонках? Только не говорите, что о покупке яхты!

Яхта, в своё время прнадлежавшая Дженсону Баттону

(Баттон приобрел роскошную 20-метровую яхту постройки британской компании Princess, ещё когда ему был 21 год, и пришвартована она была в Монте-Карло)

Дженсон Баттон: Та яхта обошлась мне в целое состояние. Но знаете, мне неплохо платили, и когда выдавались свободные деньки, мне хотелось расслабиться, а лучше яхты места для этого не найти. В общем, ошибки были, но я ни о чём не сожалею.

Вопрос: Вам недавно исполнилось 39 – вы стремитесь ещё чего-либо достичь в автоспорте?
Дженсон Баттон: Мне ещё многого хочется добиться, например, вновь выступить в Ле-Мане и всё-таки выиграть эту гонку. И я бы хотел заняться ралли-кроссом.

Вопрос: Значит, вы не планируете останавливаться и заняться возделыванием собственного сада?
Дженсон Баттон: Знаете, мне кажется, что в каком-то смысле я уже остановился. У меня дом в Лос-Анджелесе, и в этом году я собираюсь жениться. Что же касается четырёх колёс, то я навсегда останусь гонщиком. Я большой поклонник Стирлинга Мосса, а он выступал в гонках до 80-летнего возраста. Однозначно, я буду делать то же самое.

Вопрос: Какие два момента карьеры вам запомнились больше всего?
Дженсон Баттон: Когда в 1999 году Фрэнк Уильямс пригласил меня в свой офис за 30 минут до того, как команда Williams должна была объявить состав на следующий сезон, и сказал: «Дженсон, мы решили, что берём тебя». Я вышел из кабинета, меня ждал отец, ни о чём не подозревавший. Мы оба расплакались. Это был незабываемый момент.

Дженсон Баттон в 2000-м, в год своего дебюта в Формуле 1

А один из лучших кругов за всю карьеру я проехал в Имоле в 2004 году. Я тогда завоевал свой первый поул в Формуле 1. Я выехал на трассу и оказался быстрее всех, на две с половиной десятых опередив Михаэля Шумахера. За его выступлениями я следил с тех пор, как он начал выступать в гонках, но в тот день в борьбе за поул я его одолел. Это был невероятный момент, ставший поворотным в моей карьере.

Вопрос: Напоследок череда коротких вопросов и коротких ответов. Самый любимый дорожный автомобиль, которым вы владели?
Дженсон Баттон: Ferrari F40. Когда я был маленький, постер с такой машиной висел на стене в моей спальне, и в конце концов я приобрёл этот автомобиль.

Вопрос: А какую машину вы по-прежнему хотите приобрести?
Дженсон Баттон: Их две: во-первых, это McLaren F1, во-вторых, Ferrari 250 GTO, которая стоит каких-то 45 миллионов фунтов стерлингов.

Вопрос: Худшая машина, которая у вас была?
Дженсон Баттон: Была у меня старенькая дача на колёсах на базе микроавтобуса Volkswagen – классная машина, но при этом она была ужасной!

Вопрос: Если бы вы отправлялись на необитаемый остров и могли бы взять с собой только одного человека, то кого бы вы выбрали: Флавио Бриаторе, Ричарда Брэнсона или Льюиса Хэмилтона?
Дженсон Баттон: Думаю, я бы выбрал Ричарда. И неплохо, если бы это был его частный остров Некер.

Вопрос: Что есть высшее наслаждение, которое только существует в этой жизни? Это победа в Гран При, в чемпионате мира или секс?
Дженсон Баттон: Пожалуй, победа в Гран При, поскольку в этом случае секс вам практически гарантирован.

Текст: . Источник: GQ
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости