Льюис Хэмилтон: Упустить победу – это всегда тяжело

Льюис Хэмилтон

Льюис Хэмилтон упустил победу в Гран При Австралии и после финиша был немного расстроен, но сохранял оптимизм...

Вопрос: Тото сказал, что во время виртуального автомобиля безопасности возникла проблема с программным обеспечением. Что вы думаете об этом?
Льюис Хэмилтон: Я пока не вполне понимаю, что произошло, и команда ещё не во всём разобралась. Мне пока не смогли объяснить, почему всё получилось именно так. Я не могу сказать, что именно чувствую, но конечно, упустить победу в Гран При всегда тяжело.

Впрочем, в этот уик-энд было много положительных моментов. В гонке я мог увеличить преимущество к первому пит-стопу и после остановки в боксах оказаться гораздо дальше от Ferrari. У нас был шанс выиграть гонку, но если что-то говорит вам одно, и вы в точности это выполняете, а потом оказывается, что это было неверно, вы уже ничего не можете изменить.

Вопрос: Вы удивлены скоростью Ferrari?
Льюис Хэмилтон: По-моему, все говорили об особом режиме работы нашего двигателя и о нашем преимуществе в скорости. Но Ferrari Кими была очень быстра на первом отрезке, и мне было нелегко создать отрыв. Всё, что я мог сделать – следить за своей резиной, чтобы проехать более длинный отрезок.

Я считаю, что моим главным соперником был Себастьян. В Ferrari всегда отдают предпочтение одному из гонщиков – но борьбу вели оба, так что у них было два джокера. В такой ситуации, когда один парень совершает пит-стоп, вынуждая вас защищать свою позицию от возможного обгона за счет "подрезки", его напарник оказывается на чистой трассе.

Я настраивался следить за Феттелем, я боролся именно с ним. Но Кими великолепно провёл гонку, был быстр весь уик-энд. Я не уверен, что вчера Себастьян проехал хороший круг, так что мы не знаем истинную скорость Ferrari в квалификации. По-моему, их машина эффективнее, чем могло показаться.

Сегодня мы потеряли много очков. Вся команда это чувствует, но мы отлично поработали, и в этот уик-энд было много позитивных моментов. Сегодня я финишировал вторым. Такое ощущение, что это провал, но это не так. Это всё равно хороший результат, у нас отличная машина, и мы по-прежнему чемпионы мира. Если кое-что скорректировать, мы сможем выиграть следующую гонку. Я верю в это.

Вопрос: Вам хотелось бы больше опираться на свою интуицию, чем на компьютерную программу?
Льюис Хэмилтон: Конечно. Команда прикладывает огромные усилия, но в разработке стратегии ей приходится опираться на компьютерные данные и технологии, а это не всегда верно. Мне хотелось бы, чтобы больше зависело от людей, от меня.

Никогда я не пилотировал так хорошо, как сегодня. Я очень доволен своим выступлением. В любом случае, я воспользуюсь этим в следующей гонке и буду работать так же, как в этот уик-энд, стараясь выступить ещё сильнее.

Вопрос: В этом году борьба вновь будет интересной?
Льюис Хэмилтон: Никогда не знаешь, как будут развиваться события. После четырех гонок мы получим представление о расстановке сил, а сейчас только первый Гран При.

Я не представляю себе, что нас ждет в Бахрейне. Возможны успехи и неудачи. Ferrari очень быстра на прямых, так что в следующей гонке станет сильным соперником. Их машины всегда конкурентоспособны в жарких условиях. Хотя в Бахрейне вечерняя гонка, там всё равно серьёзная нагрузка на шины, поэтому я не знаю, что нас ждет. Но я могу точно сказать, что нам придется нелегко, что борьба получится плотной.

Прошлый год показал, что обе машины должны участвовать в борьбе. Возможно, сегодняшняя гонка показала, что это ещё важнее, чем тогда – тем более, что позади нас Red Bull Racing и обе Ferrari.

Приятно видеть, что Кими стал очень хорошо выступать. Он проводит 16-й сезон. Я помню, как в детстве смотрел его выступления в Формуле 1.

Вопрос: Что изменить на этой трассе, чтобы в гонке можно было обгонять?
Льюис Хэмилтон: Одно можно сказать точно – мы не хотим потерять эту трассу. Мне очень нравится Австралия. Мельбурн – фантастический город, в Альберт-парке всегда много зрителей.

Да, трасса короткая – возможно, она могла быть длиннее, и надо кое-что скорректировать. Здесь добавили зону DRS, но эта трасса все равно занимает второе место по сложности с обгонами. Первое место – у Монако. Именно поэтому я не знаю, интересно ли смотреть эту гонку.

Но вы не представляете себе, насколько сложной она получилась! Это как будто моя мать или мой лучший друг стояли на краю пропасти, и я не мог добраться до них, чтобы спасти их жизнь – вот настолько трудно здесь обгонять. Я не мог это сделать при всём желании, при всех моих способностях и возможностях. В поворотах я сокращал отставание от Феттеля, но на прямых он был быстрее. Может быть, в следующей гонке всё будет иначе.

Вопрос: Во время борьбы с Себастьяном во второй половине гонки вы допустили ошибку, и ваше отставание увеличилось. Затем вы стали вновь приближаться к нему… О чем вы думали в этот момент?
Льюис Хэмилтон: У меня была более изношенная резина, у Себастьяна – более свежая. Я смог сократить отставание. Это как магнит – вы не можете совместить два одноимённых полюса. Вот так и происходило. Я мог его преследовать и сокращал отставание, но не мог приблизиться вплотную. Я мог использовать DRS, но на прямой Ferrari все равно была быстрее.

Затем двигатель начал перегреваться, а мне предстоит провести с ним ещё семь гонок или по возможности больше. Я атаковал и хотел продолжать в том же духе, но волновался, что могу повредить двигатель. Я его остудил, и он вернулся в нормальный рабочий диапазон, позволив мне снова приблизиться к Феттелю.

Я спрашивал у команды, могу ли атаковать, но она не спешила с ответом, поэтому я решил попробовать. В тот момент я полностью выложился и довольно сильно приблизился к Феттелю за счет его аэродинамического мешка, но заблокировал переднее правое колесо и не смог правильно пройти поворот.

После этого я вновь сокращал отставание, но машина снова начала перегреваться из-за постоянных атак. Тогда я подумал, что не смогу проехать больше кругов – шины перестали работать. Рисковал всем ради нескольких очков. Лучше было снизить темп, поберечь двигатель и использовать его в следующих гонках.

Всё это противоречит моему гоночному духу – я хочу бороться до последнего. Я в хорошей форме и отлично себя чувствую. Но Формула 1 такова, что здесь надо экономить топливо и ресурс мотора, ведь у вас всего три двигателя на сезон. Возможно, это не так интересно зрителям, но я хочу уложиться в три двигателя на сезон и не получать штрафы.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости