Хэмилтон: Важно, что я подошёл к Ферстаппену первым

Льюис Хэмилтон обменялся рукопожатием с Максом Ферстаппеном, фото пресс-службы Mercedes

Общаясь с журналистами в Шанхае, Льюис Хэмилтон прокомментировал инцидент между ним и Максом Ферстаппеном, произошедший на старте Гран При Бахрейна, рассказав, что уже принёс гонщику Red Bull Racing свои извинения.

Вопрос: Как вы считаете, Ferrari удаётся применять более агрессивную тактику, поскольку в этом сезоне итальянская команда уверена в своих силах?
Льюис Хэмилтон: Не думаю, что они применяют более агрессивную тактику, но в Ferrari просто лучше других справились со своей работой. Например, в Шанхае год назад они проиграли нам совсем немного. Думаю, в этот уик-энд одолеть их будет непросто. В последних гонках мы видели, что максимальная скорость на прямых у них выше, чем у нас. На китайской трассе очень длинная прямая, и я подозреваю, что они будут очень быстрыми.

Вопрос: Можете прикинуть, сколько вы проигрываете Ferrari?
Льюис Хэмилтон: Сложно сказать, но я смотрю на ситуацию по-другому. Думаю, мы работаем достаточно эффективно, но в Бахрейне оказались в неблагоприятной ситуации из-за штрафа за замену коробки передач. И там Ferrari были быстрее нас с самого начала уик-энда. Но при этом обеим командам есть над чем работать, ведь полноценный результат состоит в том, чтобы добиться победного дубля, но ни Скудерии, ни нам это пока не удалось.

Поэтому нельзя сказать, что наши соперники сработали идеально, но и мы не можем этим похвастаться. Интересно посмотреть, как будет варьироваться наша скорость, ведь какая-то трасса может больше подойти Ferrari, какая-то – нам, и наоборот.

Но пока они быстрее нас на прямых, а с поворотами их машина справляется примерно так же, как и наша. В этом сезоне у них более эффективный двигатель, но любопытно, как будут обстоять дела с надёжностью – однако то же самое относится и к нам, и к Renault, ведь до конца чемпионата ещё очень далеко.

Вопрос: Вероятно, вас расстраивает, что неудачи происходят не по вашей вине – в Австралии команда допустила просчёт, в Бахрейне вы были оштрафованы. И при этом нельзя сказать, что вашей машине не хватает скорости…
Льюис Хэмилтон: Нет, медленной её не назовёшь, ведь на прошлом этапе по результатам квалификации наша машина была в первой тройке, так что мы были достаточно быстрыми. Я по-прежнему верю, что Mercedes – лучшая команда. У нас безусловно есть потенциал, чтобы выигрывать гонки и бороться за победу в чемпионате. Но при этом важно не расслабляться.
Мы должны работать, максимально выкладываясь, и в этом году это ещё важнее, поскольку борьба за лидерство обострилась. Ferrari действительно показывает высокие результаты, причём и Себастьян, и Кими, поэтому сезон обещает быть более сложным, чем прошлогодний. У Скудерии очень быстрая машина, и нас разделяют считанные миллиметры.

Вопрос: Говоря о главных соперниках, вы упомянули Ferrari, но не Макса Ферстаппена – это из-за его ошибок, которые он допустил в первых гонках?
Льюис Хэмилтон: Обычно я не выделяю каких-то отдельных гонщиков, но пока команда Red Bull Racing по уровню уступает Ferrari, которая работает очень хорошо, почти не допуская промахов.

Вопрос: После Бахрейна было много разговоров об инциденте между вами и Максом, произошедшем в начале гонки. Не думаете, что с Ферстаппеном нужно бороться как-то по-другому?
Льюис Хэмилтон: Нет, не думаю. Я отношусь к Максу с большим уважением и надеюсь, вы это видели по тем комментариям, которые я давал ещё во время тестов: я тогда сказал, что у него есть потенциал для того, чтобы стать чемпионом мира. Мы все знаем, что он – очень талантливый гонщик. Я хочу сказать, что в его возрасте я вёл себя точно так же.

Но процесс учёбы и накопления опыта идёт долго, а ещё нужно учесть такой фактор, как прессинг, ведь Ферстаппен выступает в топ-команде. У него ещё будут и отличные гонки, и неудачные – как и у меня, хотя я намного старше.

Вспомните, как прошёл старт прошлого Гран При: я старался быть осторожным, а вокруг были гонщики, которые выполняли свои задачи – они боролись за очки за рулём не самых быстрых машин, поэтому им приходилось действовать по-другому, чтобы добыть эти очень ценные для них очки.

Я же веду борьбу за титул, выступая за чемпионскую команду, и у меня быстрая машина. Но, по-моему, самое главное в том, что все гонщики должны относиться друг к другу с уважением, хотя, конечно, надо учитывать, насколько агрессивным может быть тот или иной соперник, и в какой мере он готов идти на риск. Но я сделал выводы из того происшествия.

Обычно я стараюсь, чтобы моя работа на трассе говорила сама за себя, но после инцидента в Бахрейне поступил по-другому. Я только что встречался с Максом: важный момент в том, что я старше, но подошёл к нему первым. Это было под конец автограф-сессии, я просто пожал ему руку и сказал: «Извини за прошлую гонку».

Не так важно, он был тогда виноват или я – всё это в прошлом. Надеюсь, мой жест говорит о многом и поможет перевернуть страницу, чтобы двигаться дальше и продолжать бороться на трассе. Надеюсь, это позволит сохранить между нами уважительные отношения.

Вопрос: Как вы думаете, после столь эмоциональных заголовков, появившихся в прессе после Гран При Бахрейна, гонщики будут осторожнее в высказываниях?
Льюис Хэмилтон: Я точно буду! (смеётся) Все последние годы я держал себя в руках, но тут впервые забыл о том, что кругом камеры. Представьте, ваши эмоции предельно обострены, нервы на пределе, вы ещё в разгорячённых чувствах, адреналин зашкаливает, и тут кто-то суёт вам в лицо микрофон.

Вряд ли вы отреагируете спокойно, как это было бы в нормальных обстоятельствах, но люди потом будут судить о вас по этому конкретному моменту, и вам как-то неловко. Но это хорошо, когда в спорте проявляются эмоции, ведь если вы идёте на хоккейный матч, там на площадке идёт силовая борьба. Во время гонок NASCAR такое тоже бывает, но если кто-то из нас позволит себе толкаться на трассе, то его карьера тут же закончится.

Вопрос: А вам за годы карьеры в Формуле 1 хотелось кому-нибудь двинуть кулаком?
Льюис Хэмилтон: Да, бывало. Не буду говорить, когда именно, хотя мне до сих пор кажется, что двинуть всё-таки надо было. Мне тогда действительно очень этого хотелось, но в итоге ничего не произошло.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости