Роберт Кубица: В 2018-м я сделал первый шаг к моей цели

Роберт Кубица

В следующем году Роберт Кубица вернётся в Формулу 1 в качестве призового гонщика Williams, чему, безусловно, способствовала его работа с командой в минувшем сезоне, когда он выполнял обязанности тест-пилота. Поляк рассказал о том, чем занимался в 2018-м, а также объяснил, почему команда так и не смогла устранить проблемы с машиной FW41.

Вопрос: В марте следующего года в Австралии вы вновь выйдете на старт чемпионата – какие чувства в этой связи преобладают?
Роберт Кубица: Я прошёл долгий путь, и концовка этого путешествия была счастливой. Это я считаю своим самым большим достижением, но теперь передо мной стоит сложнейшая задача. Настоящая работа только начинается.

Вопрос: В этом году вы наблюдали за событиями на трассах Формулы 1 как зритель. Было ли обидно бывать на всех гонках, не имея возможности в них выступать?
Роберт Кубица: Для гонщика это непросто, хотя мне не было обидно. Разумеется, на каких-то трассах я всегда неплохо выступал, и хотелось вновь сесть за руль. На некоторых из новых трасс я бы тоже с удовольствием поездил, например, в Баку. Но мне помогли две вещи. Во-первых, я был рад, что вернулся в паддок и вновь участвую в работе, пускай и в новой для себя роли. Но я всё равно получал от этого удовольствие. Во-вторых, надо признать, что наша машина в этом году была не лучшей.

Если бы у Williams была машина, которая позволяла бы на равных бороться в середине пелотона, возможно, я переживал бы сильнее. Впрочем, мне не хочется жаловаться. В этом году я сделал первый шаг, который позволил приблизиться к цели.

Вопрос: На что вы обращали особое внимание, когда следили за ходом тренировок или гонок из боксов Williams?
Роберт Кубица: Я следил за ними не как болельщик, который смотрит ТВ, сидя на диване, и видит общую картину гонки. Было даже забавно, что на многих гонках я даже не знал, кто лидирует. После 40 кругов Гран При Австралии я поймал себя на том, что не представляю, кто ведёт борьбу за победу, потому что в основном следил за нашими машинами. А поскольку они редко появлялись на экране, я концентрировался на результатах прохождения кругов, слушал радиопереговоры и старался представить, как складывается гонка для Williams. Это совершенно иной взгляд на ситуацию.

Вопрос: Вы впервые сели за руль FW41 ещё на зимних тестах в Барселоне. Вы сразу почувствовали, что с машиной проблемы?
Роберт Кубица: В начале года у нас были большие надежды, но как только я попробовал машину на ходу на тестах, я сразу понял, что у нас могут быть проблемы. Инженерам порой требуется больше времени, чтобы это увидеть и признать, поскольку они делают выводы на основе анализа телеметрии. Это нормально. Но гонщик сразу чувствует недостатки машины.

Конечно, я не знаю причин этих проблем, но понимаю, как машина реагирует на мои действия. И хотя я вернулся в Формулу 1 после долгого перерыва, я всё-таки знаю, что требуется от машины, чтобы она была способна на хорошие скорости.

Вопрос: Что делала команда, чтобы улучшить машину?
Роберт Кубица: Мы добились некоторых улучшений, но, разумеется, в ходе работы по модернизации шасси выявили и другие его недостатки, хотя не все они отражались на результатах прохождения кругов. Но отыграть отставание было крайне сложно. Соперники продолжали совершенствовать свою технику и двигаться вперёд. В начале сезона Sauber была ещё позади нас, но в этой команде модернизировали машину невероятно быстро и в итоге переместились в середину пелотона.

Но для нас важнее всего было учиться на допущенных в этом году ошибках и не допустить их повторения в 2019-м.

Вопрос: Проблемы были настолько серьёзными, что их невозможно решить по ходу сезона?
Роберт Кубица: Мы столкнулись с одной действительно крупной проблемой, которая оставалась нерешённой в течение всего сезона и сказывалась на результатах прохождения кругов. С какими-то другими недостатками машины нам удалось разобраться. Это был трудный сезон для Williams, но при этом очень важный. Мы поняли, в чём были наши ошибки, и теперь необходимо сделать из этого правильные выводы.

Вопрос: В чём заключалась ваша роль?
Роберт Кубица: Я мог сделать и больше, но мы были слишком заняты решением этой главной проблемы. Я не участвую в разработке машины, но иногда гонщик может увидеть её недостатки раньше, чем самый лучший инженер. Тем не менее, мы добились неплохого прогресса, особенно во второй половине сезона, когда активно использовали симулятор. В начале года нам ещё мешали проблемы с корреляцией. Расхождения в данных, которые команда получает в ходе исследований на базе, и той информации, что даёт работа на реальной трассе, приводит к просчётам, которые были заложены в конструкцию шасси. Хотя мы действительно думали, что у нас хорошая машина, и нам потребовалось немало времени, чтобы во всём разобраться.

Вопрос: Почему вы не стали выступать в других гоночных сериях параллельно с работой в Williams?
Роберт Кубица: Я хотел как можно лучше справляться со своими обязанностями в Williams, и это занимало практически всё моё время. По ходу сезона были периоды, когда я проводил дома не больше одного дня, так что выступать в гонках я не мог. Но зато у меня была хорошая возможность получше понять современную Формулу 1.

Чемпионат сильно изменился с тех пор, когда я выступал в гонках. Сейчас важной частью работы пилота стало умение экономить ресурс резины и топливо. Я бы этому не научился, если бы не провёл год с Williams. Надо было получить всю эту новую информацию, и это тоже было одной из задач, которые я перед собой ставил.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости