Николай Марценко: "Гонщик должен быть силён во всём"

Николай Марценко входит в число самых молодых пилотов Мировой серии Renault. Тем не менее, для россиянина это будет уже его второй сезон в WSR. Предыдущий он провёл в BVM Target. К сожалению, по ходу чемпионата команду покинул её основной пилот, Джованни Вентурини, и всю вторую половину чемпионата команда боролась с финансовыми сложностями.

По итогам сезона BVM Target заняла предпоследнее место, опередив лишь Pons Racing. Удивительно, но именно в эту команду в итоге перешёл Марценко. Тем не менее, результаты на тестах оказались неплохими, а в эксклюзивном предсезонном интервью Николай не скрывал оптимизма.

Вопрос: Николай, с каким багажом вы подходите к этому сезону? Насколько вы удовлетворены прошлым чемпионатом?
Николай Марценко: Гонщик всегда чем-то неудовлетворён. Я не очень доволен тем, как мы закончили прошлый сезон, результаты становились всё хуже. По разным причинам, команда не показала свои сильные стороны, но были и позитивные моменты – финиши в очках, прорывы с задних рядов стартовой решётки. Порой в квалификации всё складывалось неудачно, но в гонке мы показывали очень неплохую скорость.

Поэтому я подхожу к этому сезону, в первую очередь, с важным опытом: нельзя сдаваться в сложных ситуациях, нельзя бросать команду в трудную минуту. Нужно всегда мотивировать механиков, инженеров, всегда пилотировать на максимуме, даже если ты знаешь, что машина в чём-то уступает соперникам. Как гонщик, ты всегда обязан максимально выкладываться. И я буду доволен собой только в том случае, если сделаю всё, что мог.

Вопрос: Сейчас вы понимаете, почему в какие-то моменты всё получалось, а в какие-то нет?
Николай Марценко: Да, конечно. Есть глобальные причины, почему команда после начала чемпионата пошла на спад. Отчасти инженеры не до конца разобрались в новой машине, в настройках, но глобально – команда находилась в сложной финансовой ситуации. Мой напарник, который должен был проехать весь сезон, в начале чемпионата покинул команду, оставив её в очень непростой финансовой ситуации.

И команда была занята не основной работой, а поиском спонсоров и второго пилота. В отличие от топовых команд, мы не проводили тестов, и к концу года команда всё чаще искала оправдания, почему мы в очередной раз не смогли сделать шаг вперёд и бороться за хорошие места. Но это всё равно ценный опыт, и хотя нам, порой, бывало очень сложно, команда стала одной семьёй.

Вопрос: Есть ли уверенность, что подобная ситуация в этом году не повторится?
Николай Марценко: Да. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Гарантии, конечно, нет, и всё может произойти в автоспорте, но, по крайней мере, мой нынешний напарник Амберг – надёжный человек и вряд ли покинет команду в середине сезона.

Вопрос: Наверное, про Вентурини вы тоже сразу не сказали бы, что он сбежит…
Николай Марценко: Нет, конечно. Он нормальный парень, просто, к сожалению, что-то у него не получилось. Он неуверенно чувствовал себя в начале чемпионата, я постоянно был лучше. И он перешёл в GP3, так что дело явно не в деньгах. Просто не получилось у него в Мировой серии. Может быть, на него давление оказывалось какое-то, и у него не осталось другого выхода, но, думаю, он бы сам не захотел так поступить ещё раз.

А мой нынешний напарник и в прошлом году выступал за эту команду весь год. И он решил остаться в ней, так как знал, что в это межсезонье Pons делает инвестиции в команду, выступающую в WSR. Они обновили симулятор, докупили оборудование, пригласили нового инженера. Никто не махнул рукой на результаты. Может быть, за последние пару лет они выступали не так сильно, как хотели бы, но благодаря этому команда голодна до побед и хочет добиться результата.

Вопрос: Вы довольны результатами тестов?
Николай Марценко: Всё прошло не так гладко, как хотелось бы, но мы попробовали очень много разных вещей. Что мне ещё понравилось в команде, так это то, что они тесты восприняли как тесты. Они не искали времени на круге, не пытались проехать круг как можно быстрее. Мы опробовали множество разных вариантов настроек. В течение дня меняли настройки полностью, старались понять, что даёт тот или иной вариант. Проводили симуляцию гонки – выезжали на 15 кругов, смотрели, как ведёт себя резина и машина, удаётся ли держать стабильный темп.

И могу сказать, что на гоночной дистанции я чувствовал себя очень хорошо. Я мог проезжать круг за кругом со стабильным временем, с точностью до десятой. Если команда просила – прибавлял, если чувствовал, что резина начинает изнашиваться – сбрасывал. И что особенно хорошо – машина в любой момент времени вела себя предсказуемо, делала то, что я хотел.

В квалификационном режиме я чувствовал себя не так хорошо, и тут ещё над машиной предстоит поработать. Мы не до конца адаптировались к новым шинам Michelin. Но у нас было несколько недель, в течение которых, не сомневаюсь, работа шла полным ходом, и мой инженер на базе в Барселоне сделал всё, чтобы эту проблему решить.

Вопрос: Тесты прошли в непростых условиях, часто шёл дождь. Было трудно контролировать машину?
Николай Марценко: Да, условия оказались сложными, и пару раз неприятные моменты возникали. К примеру, в один из дней тестов в Поль-Рикар утром шёл мелкий дождь, работать по обычной программе было невозможно. Но мы с инженером решили проверить настройки для такой погоды, на случай, если столкнёмся с ними в ходе сезона. Я выехал на очень холодной дождевой резине, и в быстром десятом повороте меня развернуло. Шла всего десятая минута после начала последнего дня тестов в Поль-Рикар, и если ты в такой момент разбиваешь машину, то это значит всё, тесты окончены, и ты сам всё испортил. Так что, когда меня разворачивало, я думал: «Нет, не может быть. Только не сейчас». Машина сделала почти два оборота вокруг оси, примерно 700 градусов, и остановилась в метре от бетонной стены. Обошлось.

Но вообще, должен сказать, что если ты хочешь что-то попробовать, то пробовать надо на тестах. Мы испытываем машины в основном на трёх трассах – в Арагоне, Поль-Рикар и Барселоне. И если в Барселоне достаточно безопасная трасса, но всё же с определённым риском для машин, то в Поль-Рикар и Арагоне настолько большие зоны безопасности, что если ты хочешь заблокировать колёса или проверить что-то ещё, то именно там это надо делать. Всё равно за тесты очки не дают. А к гоночным этапам нужно знать пределы возможностей машины.

Вопрос: Проблемы с квалификационным темпом будут решены до начала чемпионата или придётся разбираться по ходу сезона?
Николай Марценко: Посмотрим. Конечно, мы приедем в Монцу с какими-то заготовками, которые, по мнению инженера, должны помочь прибавить. Но работа над квалификационными настройками неизбежно ведётся по ходу каждого этапа на протяжении всего сезона. И до тех пор, пока мы не сможем выигрывать каждую квалификацию, её нужно продолжать.

Вопрос: Какой результат по итогам чемпионата вас устроит?
Николай Марценко: Думаю, что если я войду в пятёрку сильнейших – это будет очень хорошо.

Вопрос: А если при этом ваш напарник победит в чемпионате?
Николай Марценко: Конечно, это будет плохо. Но на самом деле тут есть другая точка зрения. Твой напарник – это твой единственный ориентир. Когда он опережает тебя, это значит, что и ты можешь прибавить. У тебя есть доступ к его настройкам, его телеметрии, и ты можешь использовать их, чтобы стать быстрее. У нас с Цоэлем очень хорошие отношения, и мы всегда друг другу подскажем, как проехать лучше. Но, конечно, я буду стараться его опередить. Мы выступаем на одинаковых машинах, и ты первым делом должен доказать, что быстрее напарника.

Вопрос: Насколько эта задача выполнима?
Николай Марценко: Вполне. По ходу тестов мы уже видели сильные стороны друг друга, и хотя каждый из нас будет стараться исправить свои ошибки, я считаю, что опередить его – моя задача-минимум.

Вопрос: Какие у вас отношения с другими российскими пилотами?
Николай Марценко: Отношения нормальные. Мы все общаемся друг с другом. Приятно, когда в паддоке есть люди, знающие русский язык, которые выросли примерно в той же среде. Нельзя, конечно, сказать, что мы делимся настройками, но мнениями обмениваемся и всегда поздравляем того, кто показал хороший результат.

Вопрос: Но между вами есть какая-то внутренняя конкуренция?
Николай Марценко: Конечно. Хотя, на мой взгляд, в большей степени она создана прессой. Часто пишут, что лучшим из российских гонщиков стал такой-то, и если этот пилот – ты, то тебе, безусловно, приятно. Но сравнивать свои результаты всё же надо со всеми участниками чемпионата, а не только с российскими.

Вопрос: Какое место предстоящий сезон занимает в вашей карьере? Предположим, в этом году у вас всё получится, что дальше?
Николай Марценко: Программа Мировой серии Renault у нас рассчитана на три года. Это будет второй сезон. Так что передо мной никто не ставит каких-то жёстких рамок, что я должен обязательно победить. Но сам для себя я ставлю самые высокие цели. И если по итогам сезона у меня будет хоть малейший шанс прикоснуться к миру Формулы 1 – я им обязательно воспользуюсь.

Вопрос: А вас не смущает, что из GP2 в Формулу 1 в межсезонье перешло пять пилотов, а из WSR – 2?
Николай Марценко: Не смущает. Так или иначе, каждый год из этих серий кто-то переходит в Формулу 1. И Мировая серия сейчас на подъёме, потому что здесь ты проводишь больше времени на трассе, у тебя больше накат, чем в GP2, где рамки заездов для младших серий по ходу уик-энда очень ограничены из-за Формулы 1.

Вопрос: Кого вы считаете фаворитом чемпионата WSR?
Николай Марценко: В этом году в чемпионате очень много быстрых ребят. Если подумать, можно назвать восемь или десять пилотов, которые могут претендовать на титул. В том числе и россияне, среди которых есть как молодые гонщики, так и те, кто выступают в серии не один год. Надеюсь, мы с Сироткиным не позволим более опытным ребятам уехать вперёд. Но уверен, что борьба в чемпионате будет очень плотной, и ключом к сезону станет стабильность.

Вопрос: В прошлом году все только учились работать с новой машиной, искали к ней подходы. Теперь все команды знают её гораздо лучше. Как это повлияет на борьбу?
Николай Марценко: Бороться станет сложнее, так как теперь все знают, что нужно делать на той или иной трассе. Конечно, гонка настроек продолжится, так как условия постоянно меняются, но в целом это сделает борьбу только ещё более плотной. Взять ту же команду Pons – да, в прошлом году они зачастую не блистали скоростью, но зато теперь они знают, чего на той или иной трассе делать не нужно. В этом году все будут понимать, как проехать быстрее.

Вопрос: В чём ваши сильные стороны как гонщика?
Николай Марценко: Хороший гонщик должен быть силён во всём, но если сравнивать меня с моими напарниками, – а в прошлом году их у меня было много, то моя сильная сторона – быстрые повороты. В них я чувствую себя очень уверенно. В прошлом году я провёл две очень удачные гонки в Спа и не вижу причин, почему в этом году не смогу проехать там столь же сильно.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие Новости по теме
Другие новости