Николай Марценко: Главное – продолжить карьеру

Николай Марценко

Николай Марценко готовится к старту первого в своей карьере этапа GP3. Россиянин, отлично начавший сезон в Мировой серии Renault, лишился спонсорской поддержки после двух этапов, а вместе с ней и места в команде Comtec, которой принес в этом году подиум на этапе в Испании. Тем не менее, в среду Николай получил предложение выступить в Шпильберге за Hilmer Motorsport, в которой заменит ещё одного россиянина Ивана Таранова.

Перед началом уик-энда в Австрии в интервью F1News.Ru Марценко говорил о проблемах с финансированием, планах на будущее и о Максиме Травине, за команду которого выступал на протяжении долгого времени…

Вопрос: Николай, насколько неожиданно всё произошло?
Николай Марценко: Мы просто потеряли спонсора для продолжения сезона в Мировой серии, а фактически и для продолжения карьеры. Спонсора, который поддерживал меня на протяжении нескольких лет. Мы рассчитывали, что эта компания будет поддерживать нас, как минимум, до гонки в Москве. После этого – у нас было прописано – мы должны были решить, продолжаем работать или нет, в зависимости от результатов.

Естественно, основной целью было продолжать выступления в Формуле Renault. Я пришел в этот чемпионат достаточно рано. Если оглянуться назад, я, возможно, остался бы еще на один год в Формуле 3, попробовал бы выступить в хорошей команде, научился бы более точному пилотажу. Но сложилось так, как сложилось. Фактически я научился пилотировать правильно и по-настоящему хорошо в Мировой серии, и этот сезон должен был стать для меня решающим.

В этом году, пожалуй, я выступал за лучшую команду из всех, с которыми мне приходилось работать в течение моей карьеры. Но, к сожалению, после гонки в Арагоне нам сообщили, что больше не могут нас поддерживать.

Вопрос: Пропуск этапа в Монако – звено той же цепи?
Николай Марценко: Да. Мы знали примерно за две недели до гонки, что уже стало тяжко с финансами. Думали пропустить Монако, сэкономить деньги, но проехать в Спа. Потому что там шансов показать хороший результат в два раза больше. Но после того как мы пропустили этап в Монако, стало понятно, что и на Спа денег нет.

Вопрос: Должно быть, наверное, очень обидно, ведь сезон начался очень хорошо…
Николай Марценко: Так и есть. Это действительно был наш год, наш сезон. Машина невероятно быстра. С инженером, которого зовут Дэни Кинг, мы нашли хорошие настройки. Мы хотели работать ещё в прошлом году, но, к сожалению, не получилось перейти вместе в одну команду. Но в конце 2013 года я провел тесты в команде, в которой работал он, там же мы нашли очень хорошие настройки и продолжили работать. Скажем, на этапе в Арагоне мы не делали никаких изменений с пятницы до воскресенья. Просто подобрали высоту днища, и всё – машина вела себя идеально.

Я пришел в хорошую команду, с хорошим инженером, и у нас получилось создать базу, чтобы регулярно показывать хорошие результаты. Сейчас, если я попаду уже в другую команду в Мировой серии, я уже знаю, что нужно сделать, чтобы поехать быстрее. Здесь, в GP3 в этот уик-энд, я тоже попробую применить похожую философию в плане пилотажа, в плане настроек. Но опять же – здесь другая машина, другая резина…

Вопрос: В GP3 речь пока идет о выступлении только в Австрии?
Николай Марценко: Да, пока так. Мне только в среду днем подтвердили, что команда оплатит мое выступление здесь, что они хотят, чтобы я здесь за них выступил. Я сразу упаковал чемоданы и прилетел вечерним рейсом.

Вопрос: Сильное начало сезона в Мировой серии отчасти помогло получить шанс выступить здесь?
Николай Марценко: Конечно. Безусловно, это помогло. Но здесь будет тяжело. Нужно быстро адаптироваться. Мы сделали все, что могли, чтобы подготовиться как можно лучше: посмотрели телеметрию, я очень много времени провел с инженерами. Помогает то, что здесь я работаю с тем же инженером, с которым работал в Мировой серии. Мы хорошо понимаем друг друга. Посмотрим, что получится…

Вопрос: Вы упоминали, что договоренность со спонсором была до этапа в Москве. Зная об этом, готовили ли вы запасной вариант?
Николай Марценко: Искали, но не находили. Мы надеялись, что хорошие результаты позволят получить добро от спонсора на то, чтобы закончить сезон. Действительно: у меня была установка, что я должен находиться в пятерке в чемпионате, должен показывать хорошие результаты, доказать, что могу ехать быстро. В Моторлэнде к концу этапа я был пятым в чемпионате, у нас был подиум. Собственно, всё шло по плану…

Вопрос: Каким сейчас видится будущее?
Николай Марценко: Я не знаю. Мы продолжаем работать с Оксаной Косаченко. Опять же: финансовые проблемы начались еще до старта первого этапа. Дело в том, что когда мы не платим по счетам команды, она сама не может платить поставщикам двигателей, которые в свою очередь контролируют все, что происходит с мотором машины. Они в итоге решают, заводить им его или нет…

В Монце в четверг мой хороший друг и менеджер команды Фил подошел ко мне и сказал: "Если сегодня у нас не появится определенная сумма, нам завтра просто не дадут в тренировке завести двигатель. Делайте, что хотите, но ситуация такова". Оксана прилетела, они вместе договорились с мотористами, что "деньги будут, но сейчас дайте, пожалуйста, нам выехать"…

Фактически два первых этапа мы проехали с большими задолженностями. Пару раз было ощущение, что нам просто не дадут проехать какую-то сессию. Безусловно, участие Оксаны помогло все эти проблемные ситуации разрешить. Без нее я ничего не смог бы сделать. Опять же: она внесла свой вклад и в выбор команды. Перед началом чемпионата у нас было множество предложений, вариантов. Некоторые дороже, но команда вроде бы лучше. Comtec при этом мог показаться не самым оптимальным вариантом, потому что в последние пару сезонов у них шло не все гладко. Но благодаря основательному анализу мы приняли верное решение.

Вопрос: Есть ли шанс вернуться в этом году в Мировую серию?
Николай Марценко: Не знаю. Мы делаем для этого все возможное, пытаемся использовать любые связи, выходы к большим компаниям… Я готов делать все, что угодно. Мне не важно, где я буду жить в течение этапа, со сколькими пересадками буду летать на гонки, что я буду есть. Мне просто нужно продолжать выступать. Для меня сейчас действительно переломный момент в карьере.

Проблема в том, что у многих больших компаний бюджет на этот год уже расписан. Он расписывался еще в прошлом октябре. Мы ищем варианты на этот год, но большое внимание уделяем и следующему сезону. Выбираем серию, рассматриваем абсолютно разные варианты и целимся туда, где есть по-настоящему хорошие перспективы для начала профессиональной карьеры. В том смысле, что команда или спонсор платит за выступления пилота, а не наоборот…

Вопрос: Профессиональная гоночная карьера может быть не только в формульных классах...
Николай Марценко: Да, это не только формулы. Проблема в том, что из-за сложного положения многих команд Формулы 1 и в целом всей структуры молодежных чемпионатов, когда пилотам приходится платить большие суммы, чтобы выступать в гонках, осуществить этот план в Формуле 1 будет достаточно сложно. В других чемпионатах намного проще подобрать себе условия для профессиональной карьеры, когда ты получаешь зарплату за свою работу. Это и есть основная цель.

Вопрос: Нет такого, что вы стремитесь только в Формулу 1...
Николай Марценко: Мы отодвинули этот вариант в сторону. Он не является единственным. Если будет возможность… Допустим, если получится показать хороший результат с Hilmer, зарекомендовать себя, если они согласятся продолжить оплачивать мои выступления до конца сезона, если я буду хорошо выступать, тогда, возможно, я смогу получить шанс провести тесты с командой Force India, потому что они сотрудничают. И так далее… Все может быть. Но это туманные перспективы. И финансовый вопрос все равно всегда будет стоять остро, а я сейчас платить за свои выступления просто не могу.

Вопрос: В заключении хотелось бы затронуть еще одну непростую тему. В мае погиб Максим Травин, за команду которого вы выступали долгое время…
Николай Марценко: Максим для меня за все эти годы стал настоящим братом. Я потерял брата. С 15 лет, когда я в первый раз сел за руль машины Формулы 3 – машины его команды – в Мячково, почувствовал эту скорость…

Мы с ним постоянно были вместе. Я проводил с ним больше времени, чем со своим отцом. Мы с ним проехали половину Европы. У нас миллион забавных историй про путешествия, шуток. Этот человек меня многому научил. Научил по-настоящему любить жизнь. Он показал мне, что такое гармония в семье. Как можно уделять время и своей семье, и работе. Он очень много внимания уделял своим сыновьям. У него дома я всегда чувствовал себя своим. Мы очень сдружились с его семьей, и теперь я буду стараться их поддерживать как могу. Постараюсь как можно больше времени проводить с Денисом и Антоном, его сыновьями. Хочу стать для них хорошим примером. У меня осталось очень много хороших воспоминаний. Я очень рад, что был с ним знаком.

Если говорить про Монако… Я знаю, что он бы хотел, чтобы я проехал этап в Монако… Мы хотели туда поехать вместе, проехать из Англии до Монако на машине, но у меня не получилось. Но я рад, что в четверг, когда в Мировой серии были свободные заезды, я смог с ним нормально попрощаться, приехать на похороны, поддержать его семью. Рад, что смог сказать "пока". Но все равно я знаю, что он всегда будет рядом со мной.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости