Жан Тодт о том, как Ferrari получила право вето

Жан Тодт, президент FIA, и Маурицио Арривабене, руководитель команды Ferrari

Право Ferrari накладывать вето на любые инициативы, связанные с изменениями регламента чемпионата мира, кажется незыблемым, однако, во-первых, Скудерия далеко не всегда обладала этими эксклюзивными полномочиями и привилегиями, во-вторых, после того, как у Формулы 1 сменились хозяева, всё чаще звучат голоса, призывающие к пересмотру прежних традиций.

Долгое время Берни Экклстоун был хранителем этих традиций, по сути появившихся уже в те времена, когда он установил личный контроль над чемпионатом мира, и всегда говорил, что Формула 1 немыслима без легендарной итальянской команды.

Однако Жан Тодт, который когда-то ею руководил, а ныне занимает пост президента FIA, уже начинает намекать, что в будущем вопрос о праве вето, которое есть у Ferrari, может стать темой для дискуссии. В одном из интервью пару лет назад Тодт рассказал, откуда вообще у команды из Маранелло появилось такое право.

«По-моему, оно было введено примерно в 1980-м, когда был подписан первый Договор Согласия, – вспоминал президент FIA. – Когда я в 1993-м пришёл в Ferrari, мне стало любопытно, откуда оно взялось, и история вопроса оказалась простой.

Энцо Феррари, основателю команды, казалось, что в Маранелло он находился в полной изоляции по сравнению со всеми британскими командами, и поэтому нуждался в своего рода защите. А в 1980 году Ferrari была единственной полностью заводской командой (Тодт ошибается: на самом деле в то время статус заводских команд также был у Renault и Alfa Romeo). Скудерии приходилось соперничать с частными командами, такими как Williams, Lotus и McLaren, которые использовали одинаковые двигатели Ford Cosworth, поэтому Энцо и поднял вопрос о таком праве.

А потом это обсуждалось всякий раз в ходе дебатов о Договоре Согласия, всегда учитывалось и принималось всеми».

Кстати, Росс Браун, спортивный директор Формулы 1, с 1997 года работавший под началом Тодта в Ferrari, уверяет, что долгое время даже не подозревал, что у команды есть такое право вето – об этом он пишет в своей книге «Тотальное состязание: Уроки стратегии Формулы 1», созданной в соавторстве с Адамом Парром: «Я тогда не знал, что мы обладали правом вето. Мы его не использовали, и не думаю, что Жан Тодт когда-либо им воспользовался, поскольку мы понимали, что это неправильно».

Но когда Тодт был избран президентом FIA, он с удивлением узнал, что Берни Экклстоун и команды Формулы 1 неизменно голосовали за то, чтобы такое право у Ferrari оставалось: «В 2013 году мне впервые как президенту FIA предстояло рассмотреть вопрос об этом праве вето. Должен сказать, что я был крайне осторожным, ведь это можно сравнить с правом на ношение оружия, и мне, президенту федерации, предстояло предоставить такое право.

Я был удивлён, потому что не только Берни поддерживал Ferrari в этом праве, но и команды. Для меня это было несколько странно. Иногда меня обвиняют в желании достичь гармонии, чтобы все двигались в едином направлении, поэтому в ходе дискуссий о продлении Договора Согласия до 2020 года я, конечно, был готов оставить это право вето. Но мы просто изменили формулировки, чтобы сделать их более точными. Так что для того, чтобы применить право вето, нужно иметь очень веские причины».

Текст: . Источник: F1Fanatic
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости