Франция '50: Питер Уайтхед

Победный финиш Хуана-Мануэля Фанхио на Гран При Франции 1950 года в Реймсе

До старта нового чемпионата мира остается всё меньше дней, пришла пора обратиться к традиционной для межсезонья теме – истории Формулы 1. Мы предлагаем читателям F1News.Ru очередной цикл рассказов о событиях далекого – и не очень – прошлого.

Год назад в рамках подобного зимнего проекта главными героями стали руководители команд, конструкторы и инженеры. На этот раз мы не будем ограничивать себя и вас какими-то рамками и расскажем о всех слагаемых Формулы 1 – пилотах, трассах, моторах, командах и многом другом…

Франция'50: Питер Уайтхед

Гонка #6: 2 июля 1950 года. Гран При автоклуба Франции. Реймс
Поул Хуан Мануэль Фанхио (Alfa Romeo 158) - 2.30,6 (186,8 км/ч)
Лучший круг Хуан Мануэль Фанхио (Alfa Romeo 158) - 2.35,6 (180,8 км/ч)
Победитель Хуан Мануэль Фанхио (Alfa Romeo 158) - 2:57.52,8 (168,7 км/ч)

Уже к середине первого чемпионата мира Формулы 1 стало ясно, что бороться с пилотами заводской команды Alfa Romeo всем остальным бесполезно – блистательное пилотское трио «трёх Фа» (Джузеппе Фарина, Хуан-Мануэль Фанхио, Луиджи Фаджиоли) сделало борьбу за места на подиуме своим внутренним делом. Лишь в случае технических проблем лидеров призовое шампанское мог попробовать кто-то ещё.

Разумеется, соперники не сидели сложа руки, но календарь 1950 года был построен таким образом, что первый этап проходил в середине мая, а предпоследний – в первых числах июля. За столь короткий срок и в наши дни не всегда можно что-то придумать, а уж в послевоенные годы, когда успешная техника порой использовалась по три-четыре сезона почти без переделок, а конструкторские штабы команд состояли из нескольких человек, о таком и думать не приходилось.

И все же, конкуренты Alfa Romeo пытались что-то сделать. Энцо Феррари поручил заменить на алых машинах 1,5-литровые моторы с нагнетателями на новые 3,3-литровые безнаддувные агрегаты, а французские специалисты из Talbot Lago разработали для своих рядных «шестерок» систему зажигания с двумя свечами на цилиндр.

Однако когда участники съехались в Реймс, который принимал Гран При Франции, выяснилось, что новинки не работают – пилоты Ferrari уже после первых тренировок поняли, что дело совсем плохо, и команда вовсе снялась с соревнований. Не лучше дела шли и у Talbot – скорость машин возросла, но двигатели стали перегреваться.

В квалификации быстрейший из соперников Alfa Romeo – Филипп Этанселен – проиграл времени поула Фанхио более восьми секунд. Аргентинец на скоростной дорожной трассе был явно вне конкуренции: с самого старта он начал отрываться от напарников, а когда Фарина был вынужден свернуть в боксы для ремонта бензонасоса, вопросов о том, кому достанется победа, не осталось вовсе.

Правда, Джузеппе не сдался, после ремонта вернулся на трассу и даже пробился на третье место – но незадолго до финиша мотор вновь "зачихал", и итальянцу пришлось сойти окончательно. Ветеран Фаджиоли уверенно прикатил к финишу вторым, а третья позиция досталась британцу Питеру Уайтхеду.

Тот выступал на частной Ferrari, и за два круга до клетчатого флага почти попрощался с надеждами на подиум – пробило прокладку головки блока цилиндров. Но соперники были далеко позади, Уайтхед, для которого этап в Реймсе был дебютным в Формуле 1, не стал покидать гонку, а сбросил скорость и покатил к финишу. Этот план сработал – проиграв Фанхио три круга, Питер все равно финишировал третьим.

Интересно...
В Реймс приехал 21 пилот, после отказа Ferrari от борьбы их осталось 19. Однако в квалификации зачетное время показали… всего девять гонщиков. В 50-е позиция на решетке была не столь важна, как сейчас – тем более, на трассе с многочисленными длинными прямыми. Однако подобный добровольный отказ от борьбы за стартовые позиции можно назвать скорее исключением, чем правилом.

Питер Уайтхед

Питер Уайтхед в кокпите ERA. 1947 год

Йоркширец Питер Уайтхед, финишировавший в Реймсе третьим, был человеком незаурядным. Наследник богатых промышленников текстиля, он был талантливым пилотом-любителем и не раз добивался успеха. Более всего Уайтхед известен своей победой в «24 часах Ле-Мана» 1951 года и тем, что чуть раньше он стал первым человеком в мире, кому Энцо Феррари продал машину Формулы 1.

Семейное состояние позволяло молодому британцу приобрести собственный спортивный автомобиль, что он и сделал, едва достигнув 20-летия. Вскоре пришли и успехи в гонках – подиумы, а затем и победы в местных соревнованиях. В 1936-м Уайтхед финишировал третьим в одной из самых престижных британских гонок, Гран При Донингтона.

При этом он не забывал о вопросах бизнеса – и в 1938 году уехал в Австралию – не забыв прихватить с собой гоночную машину ERA, на которой выиграл национальный Гран При Зеленого континента и завоевал чемпионский титул в местных соревнованиях по подъему на холм.

Когда началась война, Уайтхед переквалифицировался в лётчика, а после неё вернулся за руль, и в 1947-м занял второе место в гонках на British Empire Trophy на острове Мэн. После этого Питер попал в аварию – правда, произошла она не на автодроме, а на аэродроме. Его небольшой самолёт опрокинулся при посадке в Кройдоне близ Лондона – обошлось без серьёзных травм, и уже в 1949-м Уайтхед отправился в Маранелло для совершения сделки, ставшей впоследствии знаменитой.

Питер Уайтхед ведет свою Ferrari 125 к третьему месту в Гран При Франции 1950 года

На приобретенной Ferrari 125 он затем выиграл Гран При Чехословакии и едва не повторил этот успех во Франции, но закапризничала коробка передач. Годом позже стартовал первый чемпионат мира Формулы 1, в котором британец принял активное участие. Он попробовал выйти на старт в Монако – но в квалификации очень некстати отказал мотор. Зато в Реймсе Питер не просто добрался до финиша, но и с первой попытки смог подняться на подиум, а потом финишировал седьмым в Италии.

Но в 1951-м Формула 1 отошла для Уайтхеда на второй план. Он нашел себя в гонках на выносливость, да как! Проходивший под дождем суточный марафон в Ле-Мане стал непростым испытанием для фаворитов. Тяжелые и мощные Talbot Lago, захватившие было лидерство, скользили в быстрых поворотах, что не раз приводило к авариям. Лидеру Jaguar Стирлингу Моссу пришлось сойти из-за поломки. Лидерство много раз переходило из рук в руки.

Когда до финиша оставался последний час, солнце окончательно высушило трассу, и тут-то выяснилось – уже побив прежний рекорд по пройденной дистанции и опережая соперников почти на десяток кругов, первую позицию занимает экипаж Питера Уайтхеда и Питера Уокера. Британцы довели свой Jaguar XK-120C до финиша – для каждого из них этот успех стал главным в карьере.

Питер Уайтхед ведет Jaguar к победе в "24 часах Ле-Мана" 1951 года

Герой этого рассказа продолжал периодически стартовать в Формуле 1 до 1954 года, но уже ни разу не повторил успех дебютного сезона. Зато в паре с Моссом Питер выиграл «12 часов Реймса» 1953-го года, а затем стал сильнейшим в этой гонке ещё раз – с Кеном Уортоном. Несмотря на то, что Уайтхед отметил 40-летие, он продолжал активно выступать. С середины 50-х ему все чаще ассистировал сводный брат Грэм.

Именно он сидел за рулем, когда туманным сентябрьским утром 1958 года Jaguar семейного экипажа мчался по трассе ралли Tour de France в южной Франции. Питер, недавно проехавший ночной участок, дремал на пассажирском сиденье. Он уже не так часто выходил на старт, но недавно подтвердил свою отличную форму вторым местом в Ле-Мане.

На повороте дороги у деревушки Ласалль Грэм не справился с управлением. Пробив парапет моста, быстрая машина рухнула вниз с 30-метровой высоты. Питер Уайтхед погиб мгновенно.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости