Австралия'87: Роберто Морено

Нельсон Пике лидирует на старте Гран При Австралии 1987 года
Гонка #452: 15 ноября 1987 года. Гран При Австралии. Аделаида
Поул Герхард Бергер (Ferrari F1-87) - 1.17,267 (176,116 км/ч)
Лучший круг Герхард Бергер (Ferrari F1-87) - 1.20,416 (169,220 км/ч)
Победитель Герхард Бергер (Ferrari F1-87) - 1:52.56,144 (164,674 км/ч)

Завершавший сезон этап в Аделаиде никогда не был для пилотов и техники лёгкой прогулкой. Жара, обилие поворотов, пыльный кочковатый асфальт и бетонные отбойники справа и слева от него предъявляли повышенные требования ко всем участникам Гран При, которым после сложного чемпионата хотелось поскорее отправиться на долгожданные каникулы. Тем более, что в 1987-м оба титула были разыграны досрочно, их обладателями стали Нельсон Пике и команда Williams.

Но далеко не все в пелетоне разделяли благодушное настроение, немало было и тех, кто рассчитывал всерьез побороться на Гран При Австралии за хороший результат. Возглавлял этот список Герхард Бергер – пилот Ferrari уже стал сильнейшим на предыдущем этапе в Японии, а финальную гонку начинал с поула.

Правда, на первых метрах мимо алой машины бесцеремонно, двумя колесами по траве, протиснулся Williams Пике – но ещё до конца круга Бергеру удалось восстановить статус-кво, после чего он начал на глазах отрываться от преследователей, увлеченных борьбой друг с другом.

Победитель Гран При Австралии 1987 года Герхард Бергер

Пике быстро откатился назад, совершив ранний пит-стоп, а спор за второе место повели Ален Прост (McLaren), Микеле Альборето (Ferrari) и Айртон Сенна (Lotus). Лавируя втроем меж круговых на узкой трассе, они несколько раз менялись позициями, пока вперед окончательно не вышел бразильский Волшебник. А вот для Проста гонка закончилась досрочно – не выдержали тормоза.

Вскоре аналогичные проблемы вынудили остановиться и Нельсона Пике, после чего призовая тройка сформировалась окончательно. Бергер в этот день был безупречен и провел, быть может, одну из самых сильных гонок в жизни. Сенна попробовал было под финиш нагнать австрийца, но так и остался вторым, а замкнул тройку Микеле Альборето.

Увеличенные воздухозаборники Lotus Айртона Сенны на Гран При Австралии 1987 года

Именно в таком порядке гонщики поднялись на подиум, где у них едва хватило сил, чтобы разбрызгать шампанское. А уже после, во время технической инспекции, выяснилось, что на Lotus Айртона перед стартом установили увеличенные воздуховоды охлаждения тормозов. Бразильца исключили из протокола, так что в итоге Гран При Австралии завершился дублем Скудерии и подиумом отставшего на круг пилота Benetton Тьерри Бутсена.

Интересно...
В 14 первых гонках того сезона Герхард Бергер смог лишь раз побывать на подиуме и заработал только 18 очков, но успешные выступления в двух финальных Гран При позволили австрийцу разом увеличить эту сумму вдвое. Самое любопытное, что эти успехи никак не сказались на положении Ferrari в Кубке конструкторов, да и самому гонщику позволили подняться лишь на одну строчку вверх в таблице общего зачета.

Роберто Морено

Роберто Морено

Шестым, заработав свои первые очки уже в третьем Гран При, гонку по улицам Аделаиды завершил Роберто Морено. Этого бразильца отличали несомненный талант и потрясающий оптимизм, благодаря которым он смог добиться немалых успехов, несмотря на то, что Фортуна не всегда демонстрировала ему свою благосклонность.

Пупо – так его звали в бедных кварталах Рио. В 12 лет мальчишка скопил на первый в жизни мотоцикл и начал так лихо носиться на нем по кочковатым дорожкам меж лачуг, что быстро стал известен всей округе. Вскоре ему захотелось добавить старенькому мотору "лошадок", и Роберто посоветовали обратиться к мастеру в таких делах.

Проехав полгорода и оказавшись в зажиточном районе, Роберто не без робости постучал в дверь гаражной мастерской. Открыл ему сам хозяин – только это был не дядька в промасленном комбинезоне, как можно было подумать, а почти ровесник Морено, с черными как смоль волнистыми волосами и искорками в глазах. Звали мастера Нельсон Пике.

Пацаны вскоре стали хорошими друзьями. Они вместе грезили о больших победах, выступали в картинговых соревнованиях и радовались жизни. А потом Нельсон уехал в Европу, где стал (не сразу, конечно же), трёхкратным чемпионом Формулы 1. А вернувшись домой в межсезонье, Пике стал уговаривать Пупо последовать его примеру.

Уникальный кадр: длинноволосый Морено и усатый Пике перед соревнованиями по картингу. Вторая половина 70-х

"Ничего не получится, – отмахнулся тот. – У меня нет денег, я гонялся только на картах и даже не говорю по-английски". Но Нельсон не собирался уступать: "Чтобы показывать хорошую скорость, иностранный язык не особо и нужен. Машинка Формулы Ford – тот же карт, разве что чуть побольше. А деньги... Один из моих спонсоров не питает интереса к Формуле 1, позвони им и получишь причитающуюся мне сумму".

Так Роберто разом получил 8 тысяч долларов. Никогда прежде он не держал в руках таких денег. Ещё по тысяче – затянув ради такого дела пояса – ему передали отец и четверо лучших друзей. Общая сумма достигла 13 тысяч, и хотя сезон в Формуле Ford стоил вдвое больше, Морено уже загорелся новой задачей и не собирался отступать: теперь бразильцу нужно было показать всему миру, на что он способен за рулем.

Перебравшись в Англию, гонщик купил третьей свежести Volkswagen с открытым прицепом и начал карьеру. "С деньгами было туго. По вечерам, засыпая на заднем сидении машины, я всякий раз утешал себя тем, что это позволяет сэкономить десять фунтов. За неделю так можно было скопить на почти новый комплект шин", – вспоминает Пупо.

Роберто Морено на пути к победе в Фестивале Формулы Ford. 1980 год

Средств всё же не хватило, чтобы завершить сезон 1979 года, но и проведённых гонок хватило, чтобы на него обратили внимание серьезные фигуры паддока. Режим жесткой экономии теперь можно было отменять: он стал заводским пилотом Royale, потом и Van Diemen, уверенно выиграл титул в Формуле Ford, а в качестве награды получил приглашение в Lotus.

Команда понемногу задействовала Морено в тестах и оплатила ему выступления в Формуле 3, где Роберто сразу же поехал быстро. Кроме того, он принял участие во внезачетном Гран При Австралии, где за рулем одинаковых Ralt смог переиграть не только местного героя Алана Джонса, но и... Нельсона Пике.

В июне 1982-го на Гран При Канады угодил в аварию и сломал запястье Найджел Мэнселл. Заменить его на очередном этапе поручили Морено. Дебютировать в Формуле 1 пилоту предстояло на незнакомой трассе Зандфорт, практически без подготовки, а искать общий язык с довольно капризным шасси модели 91 предстояло с чистого листа.

Пупо за рулем Lotus на Гран При Голландии 1982 года

Он не прошел квалификацию. Разумеется, задним числом легко говорить, что дебют получился неподготовленным, что гораздо лучше было бы перенести его на год-другой, а за это время накрутить как можно больше тестовых километров на мощной технике и получше познакомиться с командой. Пупо же поступил так, как поступил бы на его месте любой молодой спортсмен. Ему и было-то в тот момент всего 24.

Карьера, до того шедшая круто вверх, оказалась отброшена на несколько лет. Бразильцу пришлось уезжать в Америку, возвращаться, долго выступать в Формуле 3000. Он смог вернуться в Ф1, но всего на пару гонок в составе слабой AGS. И лишь уверенно переиграв всех соперников в этом классе по итогам 1988 года, он вновь получил подарок судьбы. На этот раз – в виде контракта тест-пилота с самой Ferrari.

Правда, об участии в Гран При речи пока не было, но через Скудерию пилоту удалось устроиться в другую итальянскую команду Ф1, Coloni. Разумеется, её желтые машины ехали далеко не столь быстро, как красные Ferrari. Морено всего четыре раза за сезон смог добраться через сито квалификации до старта гонки и ни разу – до финиша. Сложно поверить, но в EuroBrun, где Пупо оказался в следующем 1990-м, дела обстояли ещё хуже.

На протяжении большей части карьеры Морено приходилось выступать в максимально сложных условиях. За рулем EuroBrun, 1990 год

Понимая, что время уходит, гонщик решил встретить 1991 год в составе хоть сколь-нибудь сильной команды. Однако уже к концу предыдущего лета хороших вакансий в паддоке почти не осталось, и Роберто стремился занять одно из последних мест – в Brabham. Но один из руководителей команды Херби Блэш постоянно откладывал их встречу.

Устав ждать, Пупо сел на самолет и прилетел в Лондон. Прямо из терминала Хитроу он снова набрал номер Блэша, но тот вновь оказался ужасно занят, а на последующие звонки вовсе не отвечал. "Тогда я просто достал записную книжку и стал набирать номера подряд, один за другим, – вспоминает Роберто. – Никто не мог помочь мне, и лишь технический директор Benetton Джон Барнард каким-то странным голосом проговорил: "Приезжай как можно скорее к нам на базу".

Прибыв на место, бразилец узнал от Барнарда, что буквально несколькими часами ранее призовой гонщик Benetton Алессандро Наннини стал жертвой авиакатастрофы, катаясь на вертолете во время праздника в честь собственного дня рождения, и лишился кисти.

Друзья встречаются вновь. Роберто с Нельсоном Пике и Агури Сузуки на подиуме Гран При Японии 1990 года

"Наш телефон разрывается, все предлагают свои услуги, – проговорил Джон. – Но твой звонок оказался первым". Морено не подвел свою новую команду, первую же гонку закончив вторым. На подиуме Гран При Японии выше него стоял лишь напарник и друг, Нельсон Пике. Разумеется, Роберто предложили остаться в команде и на будущий сезон.

1991-й получился более сложным. Новых подиумов не было, хотя пилот финишировал четвертым в Монако и показал лучшее время круга в Спа. Но именно после гонки в Бельгии Фортуна скорчила Пупо ужасную гримасу. Босс Benetton Флавио Бриаторе, несмотря на действующий контракт, указал гонщику на дверь, чтобы освободить место молодому вундеркинду Михаэлю Шумахеру. Бразильцу даже заплатили – целых 500 тысяч долларов...

Как гласит гоночная легенда, случилось это уже в четверг накануне Гран При Италии. Роберто провел ночь на каком-то ящике в боксах, а с утра пошел в Jordan, где после ухода немца осталась вакансия. Его взяли без разговоров, он провел за новую команду два этапа, а под конец того же сезона засветился еще и в Minardi.

Машины Forti в 1995-м порой летали - но лишь "низенько-низелько"...

Единственное место, которого удалось добиться на 1992 год, с самого начала выглядело сомнительно, а в итоге команда Andrea Moda оказалась даже хуже Coloni и EuroBrun. Лишь в Монако, используя весь опыт и талант, Роберто смог показать 26-е квалификационное время и выйти на старт. Но вскоре машина сломалась, а спустя пару месяцев и вся команда пошла ко дну.

Казалось, карьера завершена. Пупо вернулся в Бразилию, периодически стартовал в местных "кузовных" гонках, однако в 1995-м оказался востребован вновь. Его слава "укротителя медленных лошадей" оказалась актуальной для проекта Forti Corse. И вновь – машина оказалась угнетающе неконкурентоспособной. Отставание от соперников к финишу гонки достигало семи-восьми кругов!

И вот тут, после окончательного расставания с Ф1, у Роберто словно открылось второе дыхание. В возрасте 37 лет он перебрался в IndyCar, где заново открыл себя, а в 2000-м не стареющий душой ветеран выдал и вовсе уникальный сезон. Победа в Кливленде и еще семь подиумов принесли пилоту третье место по итогам года. В 2001-м он выиграл еще одну гонку, теперь в Ванкувере.

Роберто Морено радуется победе на этапе IndyCar в Ванкувере

Без сомнений, с более солидной финансовой поддержкой Пупо мог бы стать великим чемпионом. Но и те результаты, которых терпением и трудом добился выходец из трущоб, заслуживают уважения. Роберто и по сей день продолжает уникальную карьеру. Многие российские поклонники скорости смогли убедиться в этом прошлым летом во время подмосковного этапа Мировой серии Renault, где переваливший на шестой десяток гонщик лихо боролся со своими соперниками в заездах Трофея Megane...


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости