Нидерланды’84: История одного преступления

Tyrrell Стефана Йохансона на Гран При Нидерландов 1984 года
Гонка #401 26 августа 1984 года. Гран При Нидерландов. Зандфорт
Поул Ален Прост (McLaren MP4/2) – 1:13,567 (208,072 км/ч)
Лучший круг Рене Арну (Ferrari 126С4) – 1:19,465 (192,628 км/ч)
Победитель Ален Прост (McLaren MP4/2) – 1:37,21,468 (186,051 км/ч)

Сама по себе эта история получилась достаточно громкой – о дисквалификации Tyrrell в 1984 году за использование нелегального балласта слышали многие. Но именно что «слышали» – её подробности мало кто знает, а они весьма любопытны – всё не совсем так, как кажется на первый взгляд.

Началось всё, пожалуй, в конце семидесятых – начале восьмидесятых, когда Renault инициировала турбореволюцию, а Берни Экклстоун – войну между FISA и FOCA. Хотя войну Экклстоун вёл с Жан-Мари Балестром, она бы не продлилась долго, если бы главу FISA не поддерживали некоторые команды. Так сложилось, что все эти команды были заводскими – и первыми пришли к турбомоторам.

В начале восьмидесятых «водораздел» в Формуле 1 был вполне чёткий – с одной стороны FISA и заводские Renault, Ferrari и Alfa Romeo с прожорливыми, но мощными турбомоторами, с другой FOCA, состоявшая в основном из британских команд без заводской поддержки, использовавших двигатели Cosworth DFV.

Сражения между собой стороны вели самыми разными, порой сомнительными с точки зрения законности способами – вспомнить хотя бы тормоза с «водным» охлаждением, вся вода из которых сливалась сразу после старта и доливалась перед взвешиванием. А были ещё двойные кузова, «твёрдые» аэродинамические «юбки» из резины, нелегальное топливо и многое другое.

Но постепенно расклад сил менялся – стремясь получить техническое превосходство, команды FOCA одна за другой переходили на турбомоторы. Одним из первых заполучил их для своей Brabham Экклстоун, за ним потянулись Williams, Lotus, McLaren... Наконец, в 1984-м атмосферные моторы Cosworth продолжали использовать только в Tyrrell – была ещё Arrows, но в процессе перехода на турбомоторы BMW.

Штефан Беллоф на Гран При Нидерландов 1984 года

Результаты гонщики Tyrrell – Мартин Брандл и Штефан Беллоф – показывали не самые высокие. Несколько раз им удавалось заработать очки, а в Монако Беллоф даже оказался третьим, но чаще они финишировали в паре кругов от победителя. В квалификации же их скорости едва хватало, чтобы попадать на стартовую решётку.

В скором будущем ситуация могла измениться – уже было принято решение об уменьшении с 1985 года топливных баков с 220 до 195 литров. Учитывая действовавший запрет на дозаправки, для турбомоторов это грозило стать настоящей катастрофой – им и прежде с трудом хватало топлива до финиша. Команды пытались отменить это решение, но нужно было единогласное решение Комиссии Формулы 1, а входивший в её состав Кен Тиррелл, разумеется, соглашаться на это не собирался.

Лучший и худший момент того сезона Тиррелл пережил в один день. Это было 24 июня, в середине «североамериканского турне», на Гран При Детройта. В той гонке Мартин Брандл сотворил сенсацию, финишировав вторым. Но вскоре после подиумной церемонии Тиррелла вызвали стюарды. Во время технической инспекции машин первой тройки внимание делегатов привлёк дополнительный 13-литровый бак.

Сам по себе ничего нелегального он не представлял. Не было секретом и то, что вода из этого бака впрыскивалась в цилиндры для охлаждения двигателя – так делал не только Тиррелл, подобные системы были легальны. Но инспекторы заявили, что обнаружили в нём свинцовые шарики. По версии FIA, в Tyrrell начинали гонку на машине, весящей значительно легче разрешённых 540 кг, а на последнем пит-стопе заливали в бак вместе с водой эту дробь, чтобы пройти взвешивание.

Однако всё это были лишь догадки, а на момент окончания гонки масса машины соответствовала регламенту. Кен Тиррелл заявил, что ни от кого не скрывал ни бак, ни его дозаправку, ни даже свинцовые шарики – достаточно было его об этом спросить. Но при этом категорически отрицал, что шарики досыпались в машину во время пит-стопа. В общем, всё это походило на одну из многочисленных историй 1981-1982 годов и споров вокруг легальности того или иного решения. За одним лишь исключением – год шёл 1984-й.

Турбомотор Honda на машине Williams на Гран При Нидерландов 1984 года

После возвращения чемпионата из Северной Америки журналисты и зрители гадали, сохранят ли за Брандлом второе место в Детройте, но 18 июля Тиррелла вызвали на внеочередное собрание FISA, сообщив шокирующую новость – его команда исключена из чемпионата!

Жёсткое решение стало следствием новых обвинений. В соответствии с ними, в воде из того злополучного бака были обнаружены 27,5% ароматических соединений, то есть бензолов. Теперь Tyrrell обвиняли в незаконной дозаправке, в наличии несоответствующих топливных трубок (так как трубки бака были обычными, а топливные должны быть снабжены специальными клапанами), использовании нелегального топлива и использовании балласта, не зафиксированного в соответствии с регламентом.

Все результаты команды в 1984 году были аннулированы. Особо было оговорено, что даже подача апелляции не позволит продолжать выступать в гонках. Этот пункт разъярённый Кен Тиррелл тут же оспорил в обычном суде, так что продолжил участвовать в гонках. Но только до рассмотрения его дела апелляционным судом FIA.

Тиррелл хорошо подготовился к апелляции. Он заказал повторную экспертизу, которая доказала, что в воде содержится не более 0,005% примесей, причём они по своему характеру скорее относятся к растворителям, чем к топливу. Это опровергло большую часть обвинений – ведь если в баке всё же была вода, значит, его трубки никак нельзя было отнести к топливным, и топливо тоже было легальным.

Оставались свинцовые шарики. Обвинение утверждало, что на последнем пит-стопе во время доливки воды в машины Tyrrell досыпался балласт в районе 60 кг! Тиррелл поднял историю кругов своих пилотов, доказывая, что после пит-стопов они ехали не медленнее, а даже быстрее, чем до них, что вряд ли было бы возможно со столь большим балластом.

Турбомотор Renault на Гран При Нидерландов 1984 года

Тиррелл напомнил, что в Далласе Беллоф разбил машину уже на 9-м круге, и в баке уже были обнаружены эти шарики – а значит, они были в ней на старте. Наконец, он вспомнил и Гран При Монако. В той гонке машину финишировавшего третьим Беллофа тоже инспектировали, и её вес соответствовал регламенту. Однако гонку остановили на 31-м круге, до первого пит-стопа немца!

Наконец, Тиррелл прибег к несколько иезуитскому, но более или менее логичному аргументу о том, что балласт в виде шариков никак нельзя считать «плохо зафиксированным», так как он отлично зафиксирован – ведь находится внутри закрытой ёмкости. И если регламент требует, что для его снятия необходим специальный инструмент, то в этом случае дело так и обстоит.

Незадолго до слушаний всплыло ещё одно обвинение – в существовании отверстий в днище машин Tyrrell. В те годы профиль днища уже был оговорен регламентом, и Тиррелл полагал, что его хотят обвинить в использовании граунд-эффекта. Потому он попросил Джона Барнарда и Патрика Хеда написать экспертное заключение по этому поводу. Оба пришли к выводу, что эти отверстия, легальные они или нет, никак не влияли на аэродинамику машины.

После столь серьёзной работы Тиррелл был почти уверен в успехе своей апелляции и приехал на Гран При Нидерландов со спокойной душой. Конечно, ничего хорошего он от этой гонки не ждал – чудом было уже то, что в квалификации гонщики Tyrrell, Беллоф и Стефан Йохансон (Брандл попал в тяжёлую аварию и был травмирован), смогли хоть кого-то опередить. Они начинали гонку с 24 и 25 позиции.

Квалификация была едва ли не самой интересной частью этого Гран При. Борьбу за поул в ней вели Ален Прост на McLaren-Porsche, Нельсон Пике на Brabham-BMW и Элио де Анжелис на Lotus-Renault. Верх взял Прост, Пике и де Анжелис уступили ему по три десятые. Ники Лауда, впервые возглавивший чемпионат после победы на предыдущем Гран При в Австрии, квалифицировался шестым.

Ален Прост на Гран При Нидерландов 1984 года

Утром в воскресенье на трассе в Зандфорте произошёл странный инцидент – обрушился балкон над боксами. Из-за этого warm-up пришлось отложить на 40 минут. По счастливой случайности, никто не погиб, хотя несколько человек всё же получили травмы.

Старт выиграл Пике, Прост оказался вторым, а вот Лауда начал гонку просто ужасно, откатившись на 11-е место. Впрочем, используя эффективность McLaren MP4/2 и мощь мотора TAG Porsche, он очень быстро отыгрался, уже к девятому кругу поднявшись на четвёртое место, позади Williams Кеке Росберга. На 11-м круге Пике в очередной раз сошёл из-за взорвавшегося двигателя BMW, Прост возглавил гонку, а спустя несколько секунд Лауда прошёл Росберга и вышел на второе место.

Лауда пытался догнать напарника, но как только Прост почувствовал опасность, тут же прибавил – до финиша позиции лидеров не изменились. Росберг, правда, удержать третье место не смог – на 53-м круге он пропустил Lotus Мэнселла, а за три круга до финиша на Williams закончилось топливо, и финн сошёл. Четвёртое место, таким образом, тоже досталось представителю Lotus – Элио де Анжелису.

Через три дня после Гран При Нидерландов в Париже состоялись слушания апелляционного суда FIA по делу команды Tyrrell. К великому удивлению Тиррелла, его аргументация не произвела на судей должного впечатления. Более того – и сами обвинения неожиданно изменились! Из текста выпали любые конкретные значения о количестве бензолов в воде – говорилось лишь о «присутствии следов», да ещё и с оговоркой о бесконечно малых значениях.

Пункт о свинцовых шариках теперь утверждал, что такой балласт нелегален, так как его нельзя опечатать. А маленькие отверстия на днище, по мнению обвинителей, необходимы были для слива некоего незаконного топлива, вроде нитрометана, во время пит-стопов – хотя никто и никогда не заявлял о каких-либо следах или даже намёках на то, что в Tyrrell его используют.

Берни Экклстоун и Кен Тиррелл, 1980 год

Проблема Тиррелла заключалась в том, что его никто не поддержал. В прежние годы FOCA всегда защищала свои команды, но на этот раз Кен остался совершенно один. Заводские команды ещё помнили инициативы британца, пытавшегося доказать нелегальность турбонаддува в 1982 году, частные не простили ему срыва бойкота Гран При Сан-Марино 1982 года. Наконец, и тех, и других не устраивала позиция Tyrrell по размеру топливных баков в следующем сезоне.

Апелляционный суд FIA подтвердил дисквалификацию Tyrrell, так что в Нидерландах сезон для команды закончился. Они были лишены всех заработанных очков, в том числе двух подиумов, результаты всех гонок с их участием были пересмотрены. Наконец, они должны были вернуть $1 миллион, компенсировавший перелёты за океан, что для и без того небогатой команды Тиррелла стало страшным ударом.

Окончательно все точки над i были расставлены ещё несколько недель спустя. Так как команда «не участвовала» в чемпионате 1984 года, Кена Тиррелла исключили из Комиссии Формулы 1. И на ближайшем её заседании сокращение объёма бензобаков с 1985 года было отменено…

Текст: . Источник: собственная информация
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости