Абитебул: Мы должны срочно добиться результатов

Сирил Абитебул

После семи этапов чемпионата Renault находится на седьмой строчке зачёта Кубка конструкторов, что уже прогресс по сравнению с прошлым сезоном, но, возможно, руководители команды рассчитывали на большее? В интервью официальном сайту чемпионата управляющий директор Renault Sport Racing Сирил Абитебул рассказал о текущей ситуации и поделился своим видением перспектив развития Формулы 1.

Вопрос: С тех пор, как команда вновь обрела статус заводской, в ней произошли значительные перемены, в том числе, на работу в Renault F1 пришли новые специалисты. На какой стадии процесса перестройки команды вы находитесь сейчас? И когда он будет завершён?
Сирил Абитебул: Если говорить о реконструкции базы в Энстоуне, то мы продвигаемся вперёд хорошими темпами – в полном соответствии с нашим планом. Мы продолжаем развиваться, численность сотрудников, которые занимаются разработкой шасси, выросла на 20%, и через две недели у нас появится новый руководитель отдела аэродинамики.

Вопрос: Кто именно?
Сирил Абитебул: Это Питер Мэчин, он был вторым человеком в отделе аэродинамики Red Bull Racing, а у нас он возглавит этот департамент, что говорит о том уважении, с которым мы относимся к Red Bull. Так что ситуация на базе в порядке. На трассе сложностей больше. Мы должны срочно добиться результатов. Мы под огромным прессингом, поскольку должны зарабатывать больше очков, чем сейчас. Кроме того, к этому обязывает история команды. В 2017 году исполнилось 40 лет участия Renault в Формуле 1, и это была история успеха. Отсюда и прессинг, но мы также знаем, что нам требуется какое-то время.

Вопрос: Значит, сейчас главное – не паниковать?
Сирил Абитебул: Конечно, никакой паники быть не должно!

Вопрос: У Нико Хюлкенберга репутация весьма уважаемого профессионала. Можно ли его назвать тем гонщиком, который сейчас помогает команде развиваться?
Сирил Абитебул: Нико – лидер. Он во всех смыслах ведёт команду вперёд. У него действительно есть и харизма, и прекрасная репутация. Но он тоже должен кое-что доказать – собственно, именно этим Нико и занимается. И команда, и он – мы все стремимся выигрывать гонки и вступить в борьбу за победу в чемпионате в ближайшие годы. Чтобы развитие шло максимально динамично, нам нужен гонщик, способный выбирать приоритеты и задавать направление. И Нико всё это умеет.

Вопрос: Вы лишили команду Red Bull надежды на то, что к Гран При Азербайджана она получит существенно модернизированный двигатель. Но каких-то обновлений всё-таки можно ожидать?
Сирил Абитебул: Обновление происходит постоянно, к каждой гонке мы готовим какие-то небольшие усовершенствования. В прошлом году от нас многого ждали, и мы провели модернизацию двигателя, что сыграло значительную роль. Но повторять это каждый год мы не можем. Сейчас взят курс на непрерывный процесс улучшения, что в итоге должно дать результаты, но волшебных рецептов не бывает.

С каждой гонкой двигатель становится всё более надёжным, и программа стендовых испытаний продолжается. Но если честно, следующие значительные обновления произойдут уже в следующем году – мы намерены перейти на совершенно новую концепцию. Это позволит добиться значительных улучшений, но только в 2018 году.

Вопрос: Если говорить о более отдалённой перспективе, то команды уже передали FIA свои предложения по двигателям, которые должны появиться в чемпионате после 2020 года. Как это видится Renault?
Сирил Абитебул: Если сформулировать коротко и просто, то мы считаем, что двигатель остаётся важнейшей частью машины. Renault производит автомобили, а двигатель – сердце автоиндустрии, поэтому мы полагаем, что он должен быть доминирующим фактором в Формуле 1.

При этом мы должны найти более сбалансированный подход по сравнению с тем, что практикуется сейчас, когда расстановка сил в чемпионате по сути отражает рейтинг двигателей, а это не идёт на пользу спорту. Поэтому нужно добиться более правильного баланса между двигателем как фактором, влияющим на результат, и тем обстоятельством, что команда, у которой эффективное шасси, тоже может добиться успеха. Это первое.

Во-вторых, мы верим в электрификацию. Весь мир стремится к снижению вредных выбросов в атмосферу, и Формула 1 не может отворачиваться от эволюционных процессов. В будущем все автомобили станут гибридными. При этом, разумеется, мы говорим не о машинах на полностью электрической тяге. Речь идёт о правильном балансе между двигателями внутреннего сгорания, с которыми неразрывно связана природа Формулы 1, и электрификацией.

Кроме того, надо найти правильный баланс между технологиями и зрелищностью. Возможно, силовые установки, которые мы используем сейчас, слишком сложные и слишком тяжёлые; также они недостаточно мощные и недостаточно громко звучат. Но всё это мы готовы обсуждать.

Мы предложили сохранить те двигатели, которые у нас есть, но увеличить массовый расход топлива и повысить уровень звука. Но мы подали и второе предложение, которое сводится к тому, чтобы упростить силовые установки, удалив некоторые из их элементов, но сохранив электрическую часть и по-прежнему делая ставку на топливную эффективность.

Вопрос: В основном все требуют снижения их стоимости, что очень важно для небольших команд…
Сирил Абитебул: Я это понимаю, поскольку сам работал в небольшой независимой команде. В то же самое время предлагаю взять годовой бюджет команды Формулы 1 и посмотреть, какую долю в нём занимают расходы на двигатели. Если это $12 млн. в год, а в FIA оценивают расходы на этом уровне, тогда как большинство команд располагают бюджетом порядка 100 млн. евро – тогда получится, что на двигатели тратится не более 12%.

Можно ли считать такую долю избыточной? Лично меня она не шокирует. Что нам нужно, так это стабильность технического регламента – тогда и затраты будут снижаться, и зрелищность гонок повысится. Мы не должны вновь начинать какой-то новый проект с нуля, поскольку это отбросит нас назад в 2014 год, а этого никто не хочет. А вот в небольшой корректировке регламента, которая позволит добиться оптимальной общей картины, определённый смысл есть.

Вопрос: Похоже, все договорились, что некое решение по двигателям, которые появятся в чемпионате после 2020 года, должно быть найдено до конца этого сезона. Значит ли это, что фактором, влияющим на такое решение, станет опасение за будущее Формулы 1?
Сирил Абитебул: В конечном итоге, Формула 1 всегда славилась умением находить какие-то решения! Посмотрите на Red Bull. Два года назад все паниковали, что эта компания может уйти из чемпионата, но в итоге всё само собой устроилось. Так что я предпочитаю сохранять спокойствие, поскольку не думаю, что ситуация приобретает чрезвычайный характер.

Согласен, у McLaren есть свои трудности, им надо разобраться с Honda. Лучше всего будет, если японские моторостроители добьются стабильности, и я не сомневаюсь, что со временем Honda сможет справиться с задачей. Решать проблемы нужно спокойнее, как это делает Росс Браун. Я верю в то, что он сможет принять правильные решения, которые определят будущее Формулы 1.

Вопрос: Ваши клиенты из Red Bull хотят, чтобы в чемпионате появился независимый поставщик двигателей. Вы понимаете, в чём суть их предложения? Можно ли считать его целесообразным, учитывая, что на разработку хорошего двигателя уходят годы?
Сирил Абитебул: С появлением независимых поставщиков двигателей связаны большие надежды, но, если честно, чтобы найти такого действительно независимого производителя, придётся углубиться в историю. Все вспоминают Cosworth, но эту компанию субсидировала корпорация Ford. И для появления независимого производителя нужно, чтобы уровень технологий был достаточно скромным, а это не подходит Формуле 1 как вершине автоспорта. Технологии должны оставаться сложными, это связано с природой нашего спорта.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости