Хэмилтон: У меня много проектов за пределами Формулы 1

Льюис Хэмилтон

Четырехкратный чемпион мира Льюис Хэмилтон о том, как ему удалось прибавить после летнего перерыва, почему он считает Фернандо Алонсо самым сильным соперником, и когда планирует уйти из Формулы 1…

Вопрос: Как получилось, что в этом сезоне вы вышли на пик формы после летнего перерыва?
Льюис Хэмилтон: Для меня переломным моментом стал этап в Сильверстоуне, словно после штиля ветер вдруг начинает надувать паруса. Именно это со мной произошло в Сильверстоуне. В Венгрии наша машина не была самой быстрой, но нас это не сбило с толку, поскольку мы знали, что можем добиться большего. Уик-энд в Будапеште получился трудным, но он сплотил всю команду. Хотя мы не выиграли гонку, но показали, что едины. После мы работали намного лучше.

Вопрос: Но вы говорили о переменах во время летнего перерыва…
Льюис Хэмилтон: Мне понравился перерыв – я замечательно провел время и очень аккуратно расходовал свою энергию в эти четыре недели. Сначала я расслабился, чтобы набраться сил, а затем начал подготовку и к следующим гонкам подошел в оптимальной форме. Я чувствовал себя невероятно сильным. Однако во время перерыва я продолжал разбираться с машиной, пытался понять, как с ней работать, чтобы пилотировать ее так, как я хочу.

Вопрос: Прежде вы когда-нибудь пилотировали машину, к которой было столь же непросто найти подход?
Льюис Хэмилтон: Машина McLaren 2008 года была непростой, а в 2009-м – просто ужасной. Машина Mercedes этого сезона оказалась самой сложной с точки зрения нахождения подхода. Некоторые проблемы преследуют нас не один год. В этом сезоне мы поняли, что именно нужно сделать, надеюсь, в 2018-м слабые места будут устранены.

Перед этим сезоном нам пришлось построить новую машину, что частично обострило наши проблемы. Шины повлияли на поведение машины. Не поймите меня неправильно, машина получилась замечательной, но порой было непросто заставить её работать.

Вопрос: После летнего перерыва мы видели Льюиса Хэмилтона на пике формы?
Льюис Хэмилтон: Да. Я хотел сделать еще один шаг вперед. Приезжая на гонку, вы хотите максимально раскрыть потенциал – свой и машины. Оказываясь за рулем – хотите победить. Именно так было со мной после летнего перерыва.

Машина не всегда позволяла добиться максимума, но я все равно старался делать все, что в моих силах. Даже в тех гонках, где мы выглядели недостаточно конкурентоспособными, мы добивались более высокого результата, чем рассчитывали.

Есть тонкая грань между тем, чтобы выжать из машины максимум, и перейти границу дозволенного. Люди говорили, что в этом году у нас была лучшая машина, но у неё были проблемы. После того, что произошло в Венгрии, я стал лучше понимать наши возможности.

Вопрос: Иногда вы просто стремились минимизировать потери?
Льюис Хэмилтон: Нет, я так не думаю. Речь шла не о том, чтобы минимизировать потери, а о том, чтобы добиться максимума в каждой конкретной ситуации. Всё сводится к тому, чтобы найти правильный баланс – мне удалось это сделать. Люди часто спрашивают, почему я столько путешествую между гонками, но мне это необходимо для поддержания внутренней гармонии.

Вопрос: Насколько важной была ваша встреча с Тото Вольффом прошлой зимой?
Льюис Хэмилтон: Когда приезжаешь в офис, и у тебя чувство, что твой руководитель не хочет тебя видеть, это создает не самую благоприятную рабочую атмосферу. Эта встреча была действительно важна для меня. Для меня это была своеобразная перезагрузка. Если я приезжаю на трассу, то все знают, что я выкладываюсь максимально, и команда тоже работает со всей отдачей. Мы развеяли все сомнения.

Вопрос: Вы снова стали лидером команды?
Льюис Хэмилтон: Я не считаю себя лидером команды. Я – одно звено в большой цепочке. Секрет состоит в том, чтобы связи между всеми звеньями были максимально прочными.

Вопрос: Как вы оцениваете свою борьбу с Себастьяном Феттелем? Он не выдержал вашего прессинга?
Льюис Хэмилтон: Это просто предположение. Трудно судить со стороны. Вы всегда оказываете максимум прессинга в надежде, что соперник проявит слабость. Это как в теннисе – когда Федерер играет с Надалем, то каждый ждет, что соперник проявит небольшую слабость. Полпроцента слабости было бы достаточно, и так было между нами.

Я думаю, что ключ к успеху – стабильность выступлений. Я сравниваю этот сезон со стометровым забегом Усейна Болта. Он тоже часто стартует не лучшим образом, но затем прибавляет. В конце сезона я был лучше, чем в начале.

Вопрос: Значит, и Феттель стал лучше после противостояния с вами?
Льюис Хэмилтон: Конечно. Но я не скажу вам, что узнал о Себастьяне. Полагаю, в следующем году он станет сильнее, но я этого не боюсь. Если я максимально выложусь, то смогу сдержать кого угодно.

Вопрос: Вы провели свой лучший сезон?
Льюис Хэмилтон: Я провел сезон почти без ошибок, но недоволен своими выступлениями в России и Монако. В Австрии я был оштрафован за замену коробки передач. В остальном у меня не было ошибок – это повод для гордости.

Вопрос: Предположим, что в 2018-м у Mercedes, Ferrari, Red Bull и McLaren будут одинаковые машины. Кого вы будете опасаться больше всего?
Льюис Хэмилтон: Полагаю, напряженная борьба у меня будет с Феттелем, Ферстаппеном и Алонсо. Надеюсь, в следующем году мы сможем бороться друг с другом. Все мы немного разные, но при этом можем вести борьбу колесо в колесо.

После опыта этого сезона я буду больше места оставлять Себастьяну. Я буду оставлять больше места Максу, но по другим причинам – он очень сильно рискует. Макс с годами станет еще лучше.

Фернандо – самый сложный соперник, и я уважаю его. Чтобы опередить его, нужно правильно распорядиться всеми картами, что у вас есть. Кто из нас четырех окажется впереди? Я готов заплатить, чтобы узнать это!

Вопрос: Как часто вы думаете о Формуле 1 вне гоночных уик-эндов?
Льюис Хэмилтон: Каждый день, но я не одержим этим. Если слишком много о чем-то думать, это станет контрпродуктивным. Незадолго до гонки в Бразилии я написал нашему инженеру Эндрю Шовлину сообщение: «Как будет выглядеть машина? Какие у нас могут быть проблемы? У нас есть шансы победить?»

Я часто думаю о подобных вещах, но у меня есть и другие мысли. Я занимаюсь многими проектами за пределами автоспорта, которые требуют тщательного планирования. Вы узнаете о них в ближайшие несколько лет.

Вопрос: Вам удается ни о чем не думать во время отдыха?
Льюис Хэмилтон: Я стараюсь делать это каждый день, но постоянно думаю о работе. Мне всегда есть чем заняться. Люди часто спрашивают: не лучше ли расслабиться? Но это не для меня. Я всегда должен что-то делать. Например, когда я смотрю фильм, то представляю себя на месте одного из актеров.

Вопрос: Вы сели на диету. Это как-то помогло вам?
Льюис Хэмилтон: Энергии у меня всегда было больше, чем необходимо. Так как я больше не ем мясо, то у меня стало меньше проблем с желудком, я чувствую себя лучше.

Непросто сесть на диету, учитывая все соблазны, но если тебе удалось перейти черту, то ты больше не хочешь мясо. И мне понравилось. Я больше не хочу пойти за стейком в ресторан. Для меня отказ от мяса – не борьба. Я сейчас ем растительную пищу и потребляю больше углеводов, тогда как раньше все было наоборот. Моя жизнь изменилась, и я чувствую себя хорошо, как никогда.

Вопрос: Что привело вас к этому?
Льюис Хэмилтон: Друзья-веганы. Они рассказали мне о вещах, о которых я и понятия не имел. Когда я понял, какое мясо ел, то стал постепенно, шаг за шагом, отказываться от него. Два с половиной года я не ем красное мясо, с начала года отказался от курицы и питался только рыбой, пока не увидел один документальный фильм.

Вопрос: У вас нет тренера. Почему?
Льюис Хэмилтон: Я хотел вернуться к истокам. До Формулы 1 у меня не было тренера. Я помню дни, когда вставал в шесть утра, поскольку отец шел на работу. Я шел в тренажерный зал и тренировался. Отец много работал, чтобы я пробился в Формулу 1, и я сказал себе, что не могу подвести его.

Однажды я так долго тренировался, что вечером заснул в машине по дороге домой. Сейчас мне не нужен тренер, поскольку я могу сам решить, что должен делать. Тренеры постоянно подгоняют вас, говорят, что нужно делать, и в такой ситуации вы можете почувствовать успокоение, начать лениться, потому что всегда полагаетесь на программу тренера. Я сам определяю объем и интенсивность тренировок.

Вопрос: Насколько зрелой личностью вы стали?
Льюис Хэмилтон: Вы прогрессируете каждый день, постоянно совершенствутесь, принимая решения и формируя важные для вас ценности. За рулем гоночной машины я чувствую себя восьмилетним, и мне это нравится. Однако наш спорт – это не просто пилотирование. Необходимо собрать вместе все части головоломки.

Вопрос: Как долго вы планируете еще выступать в Формуле 1?
Льюис Хэмилтон: Мне предстоит провести еще один год с командой по действующему контракту, я хочу продолжить сотрудничество, но уже достиг той стадии, когда меня начинает терзать вопрос о том, буду ли я скучать по Формуле 1 через год или через пять, если уйду.

На днях я беседовал с другом о вещах, которых с нетерпением жду – о том, как буду жить в одном месте, заниматься рутинными делами, постоянно видеться с друзьями и семьей. Оставаясь в Формуле 1 еще на один сезон, я откладываю все это.

Моя тетя умерла от рака, и в свой последний день она сказала мне: «Я работала каждый день и планировала, что однажды остановлюсь, чтобы заняться тем, что нравится мне, но мне не хватило времени». Именно поэтому в глубине души я сейчас стараюсь жить максимально насыщенной жизнью, но мне приходится разрываться между двумя желаниями – желанием продолжать участвовать в гонках и заниматься чем-то другим. Надеюсь, я выберу правильный момент для того, чтобы уйти.

Вопрос: Вы боитесь дня своей отставки?
Льюис Хэмилтон: Это состояние ума, и я не испытываю страха. Многие скажут, что это связано с тем, что у меня есть финансовая свобода и мне не нужно беспокоиться о пенсии, но это не так. Я нашел в себе другие сильные стороны и мог бы работать в любой другой сфере, если бы так распорядилась судьба. У меня нет страха перед возрастом, поскольку я люблю учиться чему-то новому. Это рискованно, но мне это нравится.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости